Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения
EN RU

Новости

Пилотируемому полёту МКС — 20 ЛЕТ!

02.11.2020

Ровно 20 лет назад, 2 ноября 2000 года, российский пилотируемый корабль «Союз ТМ-31» доставил на Международную космическую станцию (МКС) её первый экипаж, в который вошли российские космонавты Юрий Гидзенко и Сергей Крикалёв, а также астронавт NASA Уильям Шепард, — он же стал командиром первой экспедиции на МКС. Именно с этой даты станция считается обитаемой, а на её борту побывало 64 международных экипажа (в настоящее время на околоземной орбите работают космонавты Роскосмоса Сергей Рыжиков, Сергей Кудь-Сверчков и астронавт NASA Кэтлин Рубинс). О том, как начинал реализовываться этот самый масштабный и самый дорогой за всю историю международный проект, читайте в этом материале.

В 1984 году Президентом США Рональдом Рейганом было объявлено о начале работ по строительству американской орбитальной станции, которая в 1988 году получила название «Свобода» (Freedom). На тот момент над этим проектом совместно работали США, Канада, Европейское космическое агентство и Япония. В их планах было создание крупногабаритной управляемой станции с модулями, поочередно доставляемыми кораблями «Спейс шаттл» на орбиту. Однако в начале 90-х было выяснено, что разработка проекта потребует слишком больших материальных затрат, и создание такой станции возможно лишь в случае международной кооперации. На тот момент в СССР, где уже был опыт создания орбитальных станций «Салют» и «Мир» и выведения их на орбиту, планировалось создание станции «Мир-2», однако проект был заморожен.

17 июня 1992 года между Россией и США было заключено соглашение о сотрудничестве в деятельности, направленной на исследование космоса. Ввиду этого Российским космическим агентством совместно с NASA была разработана программа «Мир — Шаттл», которой предусматривались полеты многоразовых американских кораблей «Спейс Шаттл» на российскую космическую станцию «Мир». Программой также было регламентировано включение космонавтов из России в экипажи американских «Шаттлов» и, соответственно, астронавтов США в экипажи российских кораблей «Союз» и станции «Мир». В рамках реализации данной программы возникла идея объединить национальные программы создания орбитальных станций.

В марте 1993 года руководителю NASA Дэниелу Голдину генеральным директором РКА Юрием Коптевым и генеральным конструктором НПО «Энергия» (ныне — РКК «Энергия», входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») Юрием Семеновым была предложена идея о создании Международной космической станции. В этом же году многие американские политики выступили против создания орбитальной космической станции. Так, на июньском конгрессе США поднимался вопрос об отказе от строительства станции. Перевес в пользу строительства был в 1 голос: 215 против 216 голосов.

2 сентября 1993 года председателем Совета Министров России Виктором Черномырдиным и вице-президентом США Альбертом Гором все же было объявлено о создании нового проекта «подлинно международной космической станции». Тогда «Международная космическая станция» стало официальным названием, хотя наряду с ним употреблялось и неофициальное — космическая станция «Альфа». Российское космическое агентство и NASA разработали «Детальный план работ по Международной космической станции». Это позволило в июне 1994 года подписать контракт между «О поставках и услугах для станции „Мир“ и Международной космической станции».

Участники совместных российско-американских встреч видели станцию, как единое пространство, состоящее из двух интегрированных сегментов (российского и американского). Уже 23 июня 1994 года было подписано «Временное соглашение по проведению работ, ведущих к российскому партнёрству в Постоянной пилотируемой гражданской космической станции» в Вашингтоне. Теперь Россия была официально подключена к работам над МКС. В ноябре того же года в Москве были проведены первые консультации американского и российского космических агентств с заключением контрактов с фирмами-участницами проекта — РКК «Энергия» им. С.П. Королёва и Boeing.

В марте 1995 года был утвержден эскизный проект станции в Космическом центре им. Джонсона в Хьюстоне, а в 1996-м утверждена конфигурация станции, состоящей из двух сегментов — российского (усовершенствованная версия «Мир-2») и американского (с участием стран-членов ЕКА, Италии, Канады, Японии и Бразилии). Начинается строительство первых модулей станции. 29 января 1998 года представители России, США, государств-членов Европейского космического агентства, Канады и Японии подписывают соглашение о создании МКС в Вашингтоне. Документ стал результатом пятилетней предварительной работы космических ведомств разных стран, а дата — точкой отсчета в истории МКС.

20 ноября 1998 года — Россией был запущен функционально-грузовой блок «Заря» — первый элемент МКС, а уже 7 декабря к нему был пристыкован первый американский модуль «Юнити», доставленный на орбиту шаттлом «Индевор». Через три дня впервые были открыты люки в новую станцию. Первыми в нее вошли российский космонавт Сергей Крикалев и американский астронавт Роберт Кабана.

Экипаж первой длительной экспедиции в составе Уильяма Шепарда, Юрия Гидзенко и Сергея Крикалёва, о котором коротко упоминалось вначале, прибыл на МКС почти через два года. Чтобы «оживить» станцию, экипаж проделал колоссальную работу. Так, первые обитатели МКС активировали главные узлы системы жизнеобеспечения и расконсервировали станционное оборудование, портативные компьютеры, спецодежду, офисные принадлежности, кабели и электрооборудование, оставленное для них предыдущими экипажами шаттлов, которые провели ряд транспортных экспедиций снабжения к новому комплексу за последние два года.

За всё время пребывания (полёт продолжался до 21 марта 2001 года) Гидзенко, Крикалёв и Шепард три раза принимали посещавшие их шаттлы, которые доставляли большие солнечные (фотоэлектрические) батареи американского производства, чтобы усилить энергетические возможности МКС, и много другого разнообразного оборудования. В частности, второй прибывший шаттл «Атлантис» (STS-98) привёз на станцию лабораторный модуль «Дестини», для того чтобы уже второй экипаж МКС начал на нём проводить научные исследования.

Обустраивая их новый дом, Гидзенко, Крикалёв и Шепард готовили почву для длительного пребывания землян в космосе и обширных международных научных исследований, по крайней мере, на следующие 15 лет. Сегодня Международная космическая станция является территорией настоящего международного сотрудничества, своеобразным многонациональным орбитальным домом, где политика отходит на второй план, уступая место решению практических и научных задач.

https://www.roscosmos.ru/29504/