Центральный научно-исследовательский
институт машиностроения
EN RU

Не чудо, а результат колоссального труда

Далеко не каждому везёт стать участником либо свидетелем событий, которые дают новый ход истории страны или даже всего мира. Николаю Васильевичу Шиганову повезло дважды: он стал не просто сторонним наблюдателем, когда сначала был совершён запуск на орбиту Земли первого спутника, затем состоялся полёт первого человека, Юрия Гагарина, в космос – ему довелось трудиться в области освоения космического пространства и внести свой вклад в её развитие…

НИИ-88

В мае 2020 года Николаю Васильевичу исполнилось 100 (!) лет. Простой житель Королёва, пенсионер, вспоминая минувшие годы, говорит, что в юности даже отдалённо не предполагал, куда его «закинет» жизнь, и особенно не догадывался, сколько интересных и волнительных моментов она для него приготовила, невзирая на трудности, которые неоднократно поджидали на пути.

Шиганов поделился, что, во время учёбы в школе планировал после её окончания связать свою дальнейшую судьбу с кинематографом. Это были 30-е годы прошлого столетия. В ту пору работа в данной области была интересна многим – кинематограф быстро развивался и нуждался в большом количестве специалистов. Желающих стать одним из них было немало…  Именно поэтому, когда настал момент поступать в вуз, Николай узнал, что в интересующем его институте мест уже нет. Пришлось быстро менять планы. Так, в 1938 году он успешно сдал вступительные экзамены в Краснознаменный Московский механико-машиностроительный институт (ныне Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана).

В июне 41-го как гром среди ясного неба, грянула Великая Отечественная война, а в октябре, когда немцы вплотную подобрались к Москве, было решено всех студентов «Бауманки» эвакуировать в Ижевск.

Только в 44-м, после окончания механико-технологического факультета института, Николай вернулся в столицу. Там он закончил три года аспирантуры. К слову, о выбранной специальности не жалел никогда – она и привела его в «космос».

В 1947 году молодой специалист по распределению попал в Подлипки на только что «зародившийся» НИИ-88. Тогда здесь лишь начинали создаваться отделы. Всего на тот момент было пять отделов, и они ещё не работали в полную силу. «В те годы,- говорит Шиганов, - я даже не представлял, какое ответственное дело однажды ляжет на мои плечи и моего отдела…».По словам Николая Васильевича, коллектив в отделе материаловедения, куда он пришёл старшим инженером, подобрался просто замечательный, а сфера, в которой предстояло трудиться, была безумно увлекательной, ведь тогда началось развитие нового вида промышленности - создание ракетно-ядерного щита и освоение космического пространства.

«Звёздный человек»

- Наш отдел,- рассказывает Шиганов, - занимался разработкой новых материалов и технологии их применения для ракет и космических аппаратов. А в то время, когда я уже являлся его начальником, перед нами встала серьёзная задача – придумать и создать теплозащиту для спускаемых космических аппаратов с человеком на борту. Аппараты врывались в атмосферу с огромной скоростью, при которой их внешняя оболочка нагревалась до десяти тысяч градусов от трения о воздух. Необходимо было сделать так, чтобы внутри сохранялась комфортная температура для космонавта.

Было понятно, что планировался полёт человека в космос, но лишь в конце пятидесятых начался отбор людей для этой цели. Однако данная информация была закрытой, поэтому имя Юрия Гагарина буквально загремело во всём мире только после его возвращения на Землю.

Шигановым и его сотрудниками за годы работы было создано и испытано немало различных сплавов, которые предназначались для производства ракет. Многие из них оказывались негодными и были «забракованы». Например, широко применяемый в авиации высокопрочный алюминиевый сплав Д-16 из-за плохой свариваемости и низкой коррозионной стойкости при взаимодействии с компонентами ракетного топлива для корпусов ракет не подходил. Таким образом, путём проб и ошибок, коллеги всё-таки пришли к созданию идеального материала – алюминиево-магниевого сплава АМГ-6, который используется до сих пор. Для изделий ракетной техники, топливных баков, космических кораблей, орбитальных станций, а также для спускаемого аппарата, в котором находился Юрий Гагарин, отделом Шиганова была разработана серия оригинальных «жертвенных теплозащитных покрытий». Этот материал с успехом прошёл все испытания на Земле и оправдал себя во время полёта Гагарина.

О том, что полёт первого человека в космос состоялся, прошёл благополучно, сбоев и неполадок не произошло, Николай Васильевич узнал постфактум. «Трудно передать, - восклицает он, - какую палитру чувств испытал. Прежде всего, это, разумеется, гордость за нашу страну!».

Мой собеседник признается, что к полёту Гагарина как к чуду никогда не относился. Шиганов уверен, что это - результат колоссального труда огромного количества людей в разных концах нашей страны, специалистов различных сфер деятельности. Конечно, были у него переживания за свой фронт работы, ведь частично и от действий его отдела зависел успех данного события.

Вскоре на территории ОКБ-1 состоялся митинг, где люди смогли увидеть первого космонавта, а он поделился с народом впечатлениями, полученными при полёте. Шиганов запомнил его слова: «Люди, берегите Землю, она прекрасная и такая маленькая. Будем хранить и умножать эту красоту, а не разрушать её!».

Гибель Гагарина стала общей трагедией для жителей страны. А Николай Васильевич Шиганов посвятил в те дни космонавту стихотворение, в котором были следующие строки:

… Хоть Юрий Гагарин ушёл от нас,

Но стал он знамением века,

Он был сын Земли,

А в тот звёздный свой час

Стал звёздным в веках человеком!...

Н.В. Шиганов у себя дома в г. Королёве, 2011 г.

Н.В. Шиганов у себя дома в г. Королёве, 2011 г. Фото: пресс-служба АО «ЦНИИмаш»