Главная » Пресс-центр » СМИ об институте » МКС: 15 лет на службе науки

СМИ об институте

МКС: 15 лет на службе науки

30.11.2015

2 ноября 2015 года исполнилось 15 лет с того момента, как первый экипаж долгосрочной экспедиции на Международную космическую станцию приступил к выполнению своих обязанностей на околоземной орбите.

 

Идея орбитальных пилотируемых станций была предложена ещё основоположниками космонавтики К.Э.Циолковским, Г.Ноордунгом, Г.Обертом. Но это были лишь грёзы научных фантастов, как считали их современники. Первая в мире долговременная орбитальная станция «Салют-1» была выведена на орбиту Советским Союзом 19 апреля 1971 года. 7 июня того же года экипаж в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева приступил к работе на станции, которая продолжалась 23 дня. При возвращении на Землю экипаж погиб…

 

Тем не менее, была открыта новая страница в освоении космического пространства – длительные полёты продолжительностью от одного месяца и более. С тех пор в космосе побывало много различных орбитальных станций: это и целое семейство советских «Салютов», и американский «Скайлэб», и орбитальный комплекс «Мир».

 

Как со временем стало понятно, освоение космоса хоть и престижно для любой страны, но это – весьма дорогое удовольствие, и в одиночку реализовывать исследования и пилотируемые полёты затруднительно для бюджета одного государства. Поэтому в 1992 году у российских и американских коллег по освоению космического пространства возникла идея объединить усилия в осуществлении пилотируемых программ.

 

К середине 1992 года Российское космическое агентство разрабатывало программу создания пилотируемой станции следующего поколения «Мир-2», но денег на её строительство у России в тот период не было. 17 июня того же года Россия и США заключили соглашение о сотрудничестве в области исследования космического пространства в мирных целях. Оно стало основой для совместной программы, согласно которой предусматривался полёт российского космонавта на шаттле и полёт американского астронавта на станции «Мир».

 

В 1993 году впервые была рассмотрена возможность создания Международной космической станции (МКС). Она должна была создаваться с учётом опыта российского «Мира», а также наработок по российской станции «Мир-2» и американской станции «Фридом», создававшейся с участием Европейского космического агентства, Канады и Японии. Уже 2 сентября 1993 года российский премьер Виктор Черномырдин и Альберт Гор со стороны США подписали «Совместное заявление о сотрудничестве в космосе», предусматривающее создание МКС и серию длительных полётов американских астронавтов на станции «Мир».

 

1 ноября 1993 года Российским космическим агентством и NASA был подписан «Детальный план работ по МКС». Развёртывание станции было решено начать в мае 1997 года и закончить в октябре 2001 года. На полностью собранной МКС мог работать экипаж из шести-семи человек, во время прибытия к станции космических кораблей количество космонавтов могло увеличиваться до 9–13 человек. Масса станции по проекту составляла 450 тонн.

 

По ряду причин выведение первого российского модуля - функционально-грузового блока (ФГБ) «Заря» - задержалось до 20 ноября 1998 года, американского «Юнити» - до 4 декабря 1998 года. Наконец, настал долгожданный момент и 31 октября 2000 года с космодрома Байконур стартовал транспортный пилотируемый корабль «Союз ТМ-31». В состав экипажа вошли: Юрий Гидзенко - командир «Союза», бортинженер МКС-1 (Россия), Уильям Шеперд - бортинженер «Союза», командир МКС-1 (США) и Сергей Крикалёв - бортинженер «Союза» и МКС-1 (Россия). 2 ноября состоялась стыковка ТПК «Союза-31» с МКС, экипаж перешёл на станцию.

 

Сегодня своими воспоминаниями о том, как проходили подготовка к полёту на МКС, о перспективах станции и международного сотрудничества в космосе рассказывает заместитель генерального директора ФГУП ЦНИИмаш по пилотируемым программам, лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации С.К.Крикалёв.

 

- Сергей Константинович, Вам довелось быть не только в первом экипаже экспедиции обитания на МКС. Задолго до реализации проекта Вы принимали участие в предварительных переговорах и пробных экспериментах, затем собирали первые модули на орбите. Как это происходило?

 

- Когда начались переговоры между Россией и США по МКС, я готовился к полёту на шаттле Discovery STS-60. И в 1994 году, когда я был в США, дублируя полёт Discovery STS-63, была сформирована группа по первичной оценке предлагаемых технических решений по совместной станции – тогда она носила название «Альфа». Мне на этом этапе довелось заниматься верификацией принимаемых технических решений по вариантам развёртывания станции. В 1995 году работы по формированию облика МКС продолжились – определялись порядок сборки, разрабатывался график работ, их распределение между участниками.

 

В начале 1996 года было принято решение о начале подготовки экипажа, необходимо было также определить его состав. В первый экипаж вошли Уильям Шеперд, я и Анатолий Соловьёв, который впоследствии был заменён на Юрия Гидзенко. Исходя из того, что наш полёт планировался на конец 1998 – начало 1999 года, к реальной подготовке мы приступили в конце 1996 года.

 

Так как сроки начала создания МКС смещались, то в декабре 1998 года я принял участие в полёте шаттла «Индевор» и стыковке на орбите первых модулей – нашего ФГБ «Заря» и американского «Юнити». Вместе с американским астронавтом Робертом Кабаной мы вошли внутрь станции, где занимались расконсервацией систем, техническим обслуживанием и ремонтом, подготовкой будущих экспериментов. Так что работа в составе первой экспедиции обитания МКС-1 – со 2 ноября 2000 года по 19 марта 2001 года – это мой второй полёт к станции.

 

- Вы – космонавт-универсал: Вам приходилось летать на всех современных космических кораблях («Союзы», шаттлы) и станциях («Мир», МКС). Ваши впечатления от работы на «Мире» и МКС?

 

- Когда я начинал работать на «Мире» в 1988 году, это был совсем маленький комплекс из двух модулей.


В 1991 году, когда я в очередной раз посетил его, это была уже четырёхмодульная конструкция, в продвинутом состоянии были системы жизнеобеспечения – регенерации воды, удаления углекислого газа и многие другие. Всё это работало достаточно сбалансировано.

 

На МКС, особенно на начальном этапе работы российского сегмента (РС), мы в большей степени повторяли те достижения, которые были реализованы на «Мире». В настоящее время в чём-то мы превзошли советскую станцию, в чём-то её повторили, а в чём-то так и не достигли того уровня, который там был.

 

Например, система управления РС МКС гораздо более совершенная, автоматизированная и унифицированная. Если на «Мире» были отдельные комплексы, управлявшие бортовыми системами и движением станции, то теперь это решается в едином компьютере. Системы жизнеобеспечения в чём-то повторяют те, что стояли на «Мире», в чём-то отстают от них. Спутникового контура связи, который у нас работал уже в 1991 году и по которому мы, через спутники-ретрансляторы, пролетая где-то далеко за пределами СССР, имели возможность связываться с ЦУП, на РС МКС на данный момент не работает. При необходимости, мы имеем возможность связаться с Землёй через американскую систему связи, и в этом очевидный плюс международного сотрудничества – не надо дублировать усилия.

 

- Каковы дальнейшие перспективы использования МКС?

 

- Хочу напомнить, что МКС уже достигла первоначально запланированного срока службы. Когда создавался «Мир», в него был заложен ресурс в пять лет, на МКС этот срок изначально увеличился до пятнадцати лет. «Мир» в конечном итоге отлетал пятнадцать лет, срок его эксплуатации постоянно продлевался по результатам реальных лётных испытаний. Наш опыт, полученный на «Мире», мы вложили в создание РС МКС.

 

Относительно МКС долго определялись, что принять за точку отсчёта этих пятнадцати лет – дату выведения первоначальных элементов, ФГБ «Заря» и «Юнити», или дату начала первой экспедиции. На данный момент обе эти даты уже в прошлом. Поэтому свою первоначальную задачу МКС уже выполнила. Понятно, что она была сделана с определённым запасом прочности, который сейчас уточняется в процессе испытаний.


МКС – это крупный международный проект, над созданием которого работали многие выдающиеся учёные и конструкторы, при его реализации требовалось консолидировать усилия многих партнёров. Несмотря на различия в языках, культуре, общественной жизни, мы такой проект реализовали, сумели достигнуть общего решения. У каждого из партнёров по МКС было своё видение, как это сделать, тем не менее, удалось свести всё вместе и воплотить в жизнь.

 

В настоящее время работа международных экипажей на орбите и сотрудничество на Земле продолжаются.


Подготовил Владимир Ломакин



По материалам газеты "Прогресс"


Другие новости по теме:


Все новости...

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную