СМИ об институте

Ещё раз о 22 июня

20.06.2015

Ветеран ЦНИИмаша В.К.Самсонов«22 июня, ровно в 4 часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война...». Эта строка из старой песни в исполнении Шульженко с переделанными словами стала «имиджем» начала войны...

 

Много времени прошло с начала войны, вроде, всё известно обо всём, но наше «непредсказуемое прошлое» даёт и даёт новую пищу для осмысления тех событий.

 

Уходят ветераны, способные с сегодняшнего уровня знаний оценить происшедшее, и в печати стали появляться воспоминания людей, бывших детьми во время войны, произошло это и со мной.

 

В 1939 году я учился в школе в городе Иванове вместе с детьми из знаменитого Интернационального детского дома — Интердома, созданного специально для детей иностранных коммунистов. На моих фотографиях первого и второго классов — несколько русских в окружении черноволосых испанцев, поляков, китайцев и других иностранцев. Естественно, в семь лет мне пришлось узнать, что такое фашисты, бомбы, война, раны (некоторые дети были ранены) не из книжек, а из рассказов своих одноклассников.



Второй класс. Владимир Самсонов - первый справа в нижнем ряду. 1941 г.

2-ой класс. Автор статьи - первый справа в нижнем ряду. 1941 г.

 

В 1941 году десятиклассник нашей школы Рубен Ибаррури, сын знаменитой уже тогда «Пассионарии» — Долорес Ибаррури, члена ЦК испанской компартии, ушёл добровольцем на фронт. Но несколько слов о советско-финской «странной» войне 1939 - 1940 гг. В моей детской памяти остался образ газеты с крупными буквами: «РАДИОПЕРЕХВАТ». Как я выяснил много позже, в «перехваченном» сообщении якобы содержалась команда финским войскам перейти границу под Ленинградом. И СССР вынужден был провести упреждающий удар с целью отодвинуть границу от Ленинграда. Началась советско-финская война. Она была выиграна, границу отодвинули за Териоки (ныне Зеленогорск).

 

В конце 1941 года нас, живущих в Иванове на территории известного аэродрома дальней авиации, начальником которого был один из первых Героев Советского Союза полярный лётчик Спирин (оттуда в своё время летали на Северный полюс), эвакуировали в город Молотов (ныне Пермь) и далее в деревню Огрызково.

 

Добрые уральские люди, потомки ещё «столыпинских» переселенцев, не могли выговорить неудобоваримое слово «эвакуированные» и называли нас «кувырянки». В памяти остались милые сердцу слова «баский» (хороший), «баять» (говорить), «шаньги» (лепёшки с картошкой), «ланце» — бесконечный танец под гармошку на «вечорках» в клубе. Боялись почтальонку — она приносила «похоронки». Об этом узнавали сразу все и приходили к дому, где убивалась молодуха. Просто молча стояли, не заходя в дом, взрослые и дети. Долго стояли...

 

В 1943 году мы вернулись в Молотов, где работал в эвакуации прославленный ленинградский Кировский (ныне опять Мариинский) оперный театр. Мы, мальчишки-пятиклассники, быстро нашли безбилетный вход в театр (забирались по архитектурным выступам в фойе на втором этаже) и посещали его практически каждый день. Мама (отец был на фронте) в своё время пела в опере и не препятствовала нашим увлечениям, терпела моё отсутствие дома и позднее возвращение. В противном случае мы бы пропадали на грузовых путях станции Пермь-II, куда приходили эшелоны с разбитыми нашими и немецкими танками, пушками и другими интересными для нас предметами. Чего только мы там не находили! Но нередко раздавались и взрывы, были несчастные случаи.

 

В 1944 году война подступила к границам Восточной Пруссии, сомнений в нашей победе уже не было, и отец, служивший на Северном флоте, рискнул перевезти нас в Мурманск, где начался замечательный период моей мальчишеской жизни. Мурманск в 1944 году ещё подвергался налётам, фронт всю войну стоял на одной линии, и наступление там началось только в 1944 году, по исторической терминологии это был последний, «десятый сталинский удар». Была захвачена территория Финляндии и Норвегии с городами Петсамо, Лиинахамари, Варде и другими. Район Петсамо (Печенга) вошёл потом в состав СССР.

 

Моя жизнь была насыщена замечательными событиями. В городе было только две школы — мужская и женская. В начале войны все дети были эвакуированы. Деревянная часть города была полностью сожжена налётами немцев, стояли районы печных труб. Но главная улица, конечно, Сталина, сохранилась, и в здании женской школы работал единственный в городе кинотеатр, который так и назывался — «кинотеатр 10-й школы». Очень часто мне приходилось бывать и жить в посёлке Ваенга, ныне Североморск, где находилась главная база флота.

 

Основной задачей Северного флота тогда было обеспечение безопасности «северных конвоев», доставлявших в СССР военную технику и продовольствие по «ленд-лизу» из Америки и Англии. «Конвои» формировались в Америке и Исландии и переходили в северную Англию, где на военно-морской базе Скапа-Флоу транспорта брали под охрану британские военные корабли и проводили их в Мурманск и Архангельск.

 

На траверсе полуострова Рыбачий охрану принимал наш Северный флот, а британские корабли уходили обратно, но иногда они заходили в Кольский залив и приходили в Мурманск. Мальчишки портовых городов знают обводы своих военных кораблей. Так, я мог различить по незначительным признакам силуэты стоявших на рейде даже однотипных кораблей, например, эсминцев «Грозный», «Громкий» и «Гремящий». (Кстати, на «Грозном» служил юнга Валентин Пикуль, будущий известный писатель. Мы с ним тогда встречались, я ему очень завидовал).

 

Появление английских и американских моряков в городе было для нас большим событием. Впервые мы увидели китайцев и индусов в морской форме. Кстати, на их бескозырках не было названий кораблей, как на наших, а были только три буквы: HMS, как много позже я выяснил, обозначавшие «корабль её величества» — «Her Majesty Ship». Мы бойко меняли значки и прочую мелочь на жвачку, сигареты и шоколад. Однажды мы попробовали неизвестные сигареты с иероглифами и попадали в обморок. Я не знаю, что это было, но с тех пор я не курю по сей день. Может, это средство лечения от этой привычки?..

 

Запомнилось время окончания войны. В апреле 1945 года нам вернули радиоприёмник, отобранный в начале войны, чтобы мы не слушали вражескую пропаганду. (Это было сделано всюду. Единственным источником информации были громкоговорители на улицах (репродукторы) и «тарелки» в домах.) К счастью, приёмник отлично сохранился, и 2 мая я услышал по немецкому радио выступление гросс-адмирала Деница, которого Гитлер назначил своим преемником. «Unser Furer ist gefallen» — фюрер упал (дословно), — сказал Дениц. Немецкий язык я учил в школе и речь понимал. Американцы и англичане со всех кораблей уже днём 8 мая стали стрелять в воздух по аэростатам воздушного заграждения, которые очень красиво вспыхивали оранжевым цветом. 9 мая мы лежали на крыше гостиницы «Арктика», внизу был импровизированный митинг. (Гостиница была разрушена прямым попаданием бомбы, сохранился только угол с участком крыши).

 

В 1946 году мы переехали в Москву, вернее, в Лианозово. Нас приютили друзья юности мамы, уступив нам комнатку в своей двухкомнатной части маленького домика в дачном посёлке. Это были замечательные люди. Глава семьи — Пётр Михайлович Милославов, сугубо мирный человек, хормейстер, бывший регент церковного хора, работал во Всесоюзном доме народного творчества имени Крупской (ВДНТ), организовывал хоровые коллективы по всей стране.

 

Восьмой класс я заканчивал в Москве, в школе возле Савёловского вокзала. Каждый день я ездил в Москву на поезде (электричек на Савёловской дороге тогда не было). С поездами часто что-то случалось, они отменялись или задерживались, народ висел на подножках и между вагонами. Меня до сих пор удивляет то, что людей пускали даже на паровоз — они плотно стояли с обеих сторон котла на ветру. Кстати, зимой около котла было тепло...

 

Переехав в Болшево, я учился в Подлипках в школе No1, которую и закончил в 1949 году. В Подлипках старшие классы были только вшколах No1 (мужской) и в No4 (женской). Школа стала нам родной, мы с одноклассниками встречаемся до сих пор, хотя многих уже нет... На класс старше учился в будущем известный правозащитник Сергей Адамович Ковалёв, а на класс ниже — будущий член-корреспондент РАН Владимир Сергеевич Сыромятников, автор стыковочных узлов по программе «Союз» — «Аполлон». Были очень тёплые отношения с нашими замечательными учителями К.Д.Киселёвой, Е.И.Жуковской, А.В.Корваль, Р.Д.Бережной и другими. (Когда в городе был организован первый жилищно-строительный кооператив, деньги на квартиру мне дали мои учителя, через 15 лет после окончания школы, за что я им очень благодарен...) Поступив в МВТУ им. Н.Э.Баумана на инженерно-физический факультет, через два года переведённый во вновь образованный Московский инженерно-физический институт, я закончил МИФИ в 1955 году.

 

Моя инженерная судьба сложилось счастливо. Студентом я работал у И.В.Курчатова в знаменитой Лаборатории No2 АН СССР; в Подлипках в ЦНИИ-58 у А.П.Александрова, будущего президента АН СССР; у В.Г.Грабина и с 1958 года в НИИ-88 в отделе 20, начальником которого был И.И.Уткин, затем в комплексе 5 (впоследствии НИИ ИТ). В 1965 году под руководством Ю.А.Мозжорина в команде А.В.Милицина приступил к разработке и созданию КВЦ (Координационно-вычислительного центра), на базе которого и был создан всемирно известный ЦУП — Центр управления полётами. Моя часть этой огромной работы — создание залов управления, их инфраструктуры, системы единого времени, документирования и т. п. Не могу не отметить, что первый ксерокс в СССР появился в ЦУПе в составе системы документирования. Мы отследили выпуск на рынок первой разработки английской фирмы «RANK XEROX», приложили все усилия и приобрели первый аппарат для КВЦ в 1966 году.

 

Горжусь тем, что являюсь одним из создателей ЦУПа. Кандидат технических наук, старший научный сотрудник, лауреат Государственной премии СССР и Премии Совета министров СССР, кавалер австрийского ордена «За заслуги перед Австрией», ветеран космонавтики России.


Ветеран ЦНИИмаша В.К.Самсонов



По материалам газеты «Калининградская правда» от 20 июня 2015 г.


Другие новости по теме:


Все новости...

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную