Главная » Пресс-центр » СМИ об институте » Бесценное достояние

СМИ об институте

Бесценное достояние

28.05.2015

В роду Батуевых есть долгожители – родственники Михаила Яковлевича жили больше девяноста лет. В этом году и ему уже исполнилось 94 года.  В неторопливой беседе фронтовик Великой Отечественной войны делится воспоминаниями о главном из пережитого. О том же и сочинённая им в стихах баллада. С нескрываемым волнением ветеран читает её вслух…   Теперь, когда я о нём пишу, сочинённые им стихотворные строчки сами собой становятся уже готовыми подзаголовками, словно прокладывают повествованию путь…


Михаил Яковлевич и Евгения Петровна Батуевы хранят пока ещё не изданную книгу памяти. Фото Наталия Подольская


«Настал час испытаний в краю суровом и чужом»

Отец умер, когда Мише Батуеву исполнилось 5 лет. У матери было пятеро детей, жили трудно. Герой моего рассказа мечтал стать журналистом, и у него получилось поступить в Свердловский институт журналистики. Его стипендия на первом курсе была почти в два раза больше, чем в других вузах. Он получал 235 рублей, а жить тогда можно было всего на рубль в день. Но проучился Михаил лишь два месяца. В 1939 году весь курс был призван в армию.

Служить пришлось в Монголии, на границе с Китаем, который был оккупирован империалистической Японией. Боевые действия здесь уже не велись, но условия были очень тяжёлыми. Морозы случались до 30 градусов, а жили в неотапливаемых сараях, в антисанитарных условиях, впроголодь. «Суп хлебали в рукавицах, буханку острой резали пилой», – вспоминает ветеран. Тогда он всё преодолел: выдержал жестокий климат и учебные походы в неприютных монгольских степях. Поддерживали треугольнички писем, совсем такие же, как те, что станут бесценными для фронтовиков Великой Отечественной. А она подошла как раз тогда, когда молодой человек считал последние дни до демобилизации…

«Я уже домой собрался, но тут нагрянула война!»

Ему предлагали продолжить службу в воинской части на территории Монголии, но он решил, что пройдёт обучение в военно-инженерном училище в Иркутске, хорошо понимая, что оттуда – прямой путь на фронт. Через четыре месяца в 21 год в звании лейтенанта он получил должность командира взвода и в сентябре 1942 года оказался под Сталинградом. Воевал в отдельном инженерно-сапёрном батальоне.

С плакатов, развешанных вдоль дороги, по которой новобранцы подходили к городу, к ним словно бы обращался сам верховный главнокомандующий: «Воины, от вас зависит судьба Родины!.. Ни шагу назад! Выстоять! От Волги назад нам нет пути! Стоять насмерть!»

И Михаил Яковлевич выполнил его приказ. Принял командование ротой сапёров. Вместе с товарищами выстоял под Сталинградом всю битву: сражался за город с сентября по февраль. Вот как вспоминает ветеран лишь некоторые события тех дней.

«Мы прошли здесь муки ада»

«…Тяжёлые дни переживала 62-я армия под командованием генерала В.И.Чуйкова. Немцы захватили Мамаев курган, а с него всё видно невооружённым глазом на десяток километров.

14 октября с рассветом земля будто взорвалась. В небе появились сотни немецких бомбардировщиков. Запылали огромные баки с нефтепродуктами. Нефть оказалась в Волге и начала гореть. Командный пункт (КП) армии был разбит и залит нефтью. Уже на следующий день батальон приступил к строительству нового укрытия для штаба армии у завода «Баррикады».

Наша вторая рота была назначена ведущей. В крутом берегу Волги надо было вырыть тоннель длиной 10 метров. Мы буквально вгрызались в каменную землю ломами, лопатами, кирками. Брёвна, необходимые для укрепления стен, ловили в холодной воде Волги. Работали под непрерывной бомбёжкой. Каждые двадцать минут я подавал сигнал «тревога», но укрыться было негде… Для психологической атаки немцы включали душераздирающие сирены, сбрасывали листовки, призывающие нас переходить на их сторону. Солдаты использовали их для скрутки цигарок…

За сутки без сна и отдыха мы вырыли тоннель. Ещё через двое суток были готовы блиндажи: помещения для командующего, начальника штаба и члена военного совета. Совсем ещё юноши, мы поседели за эти трое суток. Но уже через три часа после того, как работа была сдана начальнику инженерных войск, нас поднял комендант штаба армии. Оказывается, немцы подошли к построенному КП слишком близко – могли забросать его гранатами. Нас перебазировали в район завода «Красный октябрь». Снова мы получили задание – в крутом берегу построить новый КП. И опять немцы нещадно обстреливали нас. Только теперь вместе с бомбами они сбрасывали с самолётов даже пустые бочки. Стоял пронзительный шум. «Юнкерсы» выполняли налёты пятёрками: пятеро отбомбятся, за ними прилетают следующие пять. И так непрерывно.

И снова трое суток без сна и отдыха. Но мы выполнили задачу, обеспечили условия для размещения командования армии. До конца Сталинградской битвы этот командный пункт занимали В.И.Чуйков, Н.И.Крылов и К.А.Гуров. К сожалению, ни один солдат не был награждён за эту героическую работу…»

«Умереть так было просто: войн не бывает без потерь!»

Сентябрь, октябрь под Сталинградом были очень тяжёлыми. Михаил Батуев был ранен в ногу, но легко, обошлось без госпитализации. Неведомая сила оберегала бойца. Впрочем, почему неведомая? Его возвращения с Победой очень ждали в семье, о нём неустанно молилась мать…

В ноябре воевать стало полегче. Нашлись минутки написать домой. Земляночка тесная, и столика в ней нет, а на берегу, метрах в 50-ти от блиндажа, – рыбацкая сторожка. Туда и направился. Артиллеристы, что расположились под кручей, позвали его: «Лейтенант, иди с нами поешь». А он отказался, сославшись на то, что письмо матери надо написать. Только «Здр» и успел вывести: разорвался снаряд. Артиллеристов засыпало всех, а Михаила в сторожке зажало между стен, они словно сложились от взрывной волны…

… После Сталинграда немцев гнали и гнали. А чтобы ни на шаг не уступать позиций, ночами минировали передний край. Сапёры ползали перед носом у фашистов и ставили мины. Сослуживцы Михаила Яковлевича гибли вплоть до самого Берлина…

«Мы не забудем эти годы и фронтовых своих друзей»

О тех, с кем пришлось делить тяготы военной службы и в Монголии, и на полях сражений Великой Отечественной, ветеран написал целую книгу. Работать над ней он начал уже на фронте, когда украдкой вёл дневник (заниматься этим было запрещено). Но он записывал в блокнотике по нескольку слов. По сути, всю Сталинградскую битву вёл записи! В другом блокноте под названием «На Запад!» писал карандашом, понятно, насколько трудно было потом читать его страницы…

Чтобы выяснить важные детали о судьбе сослуживцев, Михаил Яковлевич провёл в архиве Подольска целый месяц. Он постарался написать о судьбе каждого, практически, пофамильно: о фронтовых ранениях, о том, кто, когда и при каких обстоятельствах погиб. Им были собраны уникальные фотографии. Здесь и командиры, и рядовые: снимки, сделанные в Сталинграде в 1942 году, в Чехословакии – в 1945-м...

Книгу обещали издать, но этому помешали события, связанные с приходом эпохи Ельцина. Так и осталась она в семейном архиве: бесценное, пока ещё не дошедшее до потомков достояние. Хочется верить, что скоро найдётся возможность исправить эту несправедливость, и ветеран-долгожитель порадуется за всех нас!

P.S. Михаил Яковлевич и Евгения Петровна Батуевы – единственная живущая сегодня в городе семья, где оба ветерана – фронтовики. К сожалению, незадолго до Дня Победы Евгения Петровна перенесла инсульт. Она идёт на поправку, а когда окрепнет, мы надеемся снова посетить гостеприимный дом. Тогда и расскажем нашим читателям об этой героической женщине, а ещё о том, как живут эти двое, счастливые тем, что завоевали Победу, что, слава Богу, живы и вместе!



Наталия Подольская, фото автора. Материал опубликован в № 20 от 28.05.2015 г.


Другие новости по теме:


Все новости...

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную