Главная » Пресс-центр » События и мероприятия » 4 октября 2012 года исполняется 55 лет запуску первого искусственного спутника Земли » Воспоминания ветеранов ракетно-космической отрасли » «Звёздный час». Академик В.П. Мишин: 30 лет назад Советский Союз открыл дверь во Вселенную. Отрывки из беседы В.Головачёва с академиком В.П.Мишиным , Газета «Труд» от 4 октября 1987 г.

«Звёздный час». Академик В.П. Мишин: 30 лет назад Советский Союз открыл дверь во Вселенную. Отрывки из беседы В.Головачёва с академиком В.П.Мишиным , Газета «Труд» от 4 октября 1987 г.

В.П.Мишин

 
 

…О прорыве в космос рассказывает непосредственный участник исторических событий академик Василий Павлович Мишин, который с 1946 года являлся заместителем Сергея Павловича Королёва, а после его смерти в течение ряда лет был Главным конструктором ракетно-космических систем.

 

- Мы никак не ожидали, - говорит академик, - что запуск первого спутника вызовет такой огромный резонанс во всём мире. Шквал сообщений в газетах, по радио в какой-то мере даже ошеломил нас. Но если вдуматься, то удивляться действительно было чему. Прорыв в космос наглядно продемонстрировал … высочайший уровень развития науки и техники…

 

Работы по проблемам космонавтики, ракетной техники велись с первых лет Советской власти. К.Э.Циолковский, Ф.А.Цандер и другие энтузиасты со всем жаром своей души занимались вопросами космоплавания. Например, в марте 1920 года Цандер рисует схемы крылатых ракет, в июне 1924-го подаёт заявку на изобретение, смысл которого в том, что космический корабль должен тормозиться при спуске самой атмосферой…

 

В 1921 году была организована «Лаборатория для разработки изобретения инженера Н.И.Тихомирова»: здесь проводились исследования по созданию ракетного топлива. Позже лабораторию перевели из Москвы в Ленинград. На её основе была создана Газодинамическая лаборатория, где были заложены основы отечественного ракетного двигателестроения.

 

В ГДЛ начиналась деятельность дважды Героя Социалистического Труда академика Валентина Петровича Глушко, под бессменным руководством которого созданы мощные двигатели, установленные на всех наших ракетах-носителях.

 

В начале тридцатых годов появилась ещё одна научно-исследовательская организация – «Группа изучения реактивного движения (ГИРД)». Она размещалась в Москве, на Садово-Спасской, в доме 19. В 1932 году ГИРД возглавил Сергей Павлович Королёв – будущий академик, дважды Герой Социалистического Труда, основоположник практической космонавтики, Главный конструктор.

 

А в следующем году был создан Реактивный научно-исследовательский институт (на базе ГИРД и ГДЛ). Это был первый в мире ракетный НИИ.

 

- А исследовательский ракетный центр в Германии вблизи деревни Пенемюнде на Балтике?


Он был организован гораздо позже. Центр вступил в строй, по существу, в 1937 году. Хотя и до этого в Германии, как и в других странах, велись интересные исследования.

 

Вообще, если обратиться к истории ракетной техники, то нельзя не назвать таких учёных, как американец Роберт Годдард (16 марта 1926 года в штате Массачусетс он запустил первую жидкостную ракету), француз Робер Эсно-Пельтри, немцы Герман Оберт, Иоганн Винклер.

 

Печально известна деятельность группы Вернера фон Брауна в секретном центре Пенемюнде, где в годы второй мировой войны она разрабатывала, используя мировой опыт ракетостроения, оружие для нанесения ударов по тыловым городам, в большинстве случаев, по гражданскому населению, - я имею в виду ракету «Фау-2». Множество ракет обрушилось на Великобританию, и, прежде всего, на Лондон. Это было уже в конце войны, исход её был ясен, и бомбардировка городов далеко за линией фронта была очередным актом вандализма.

 

В августе 1945 года в составе группы специалистов я побывал в Германии, познакомился с Пенемюнде и другими ракетными полигонами. Все мы сошлись на том, что группа Брауна не нашла принципиально новых идей при создании ракет «Фау». Был использован научно-технический задел, накопленный в разных странах в довоенные годы. Хотя по тем временам в техническом отношении ракеты «Фау» были заметным явлением.

Наши ракеты Р-5 и последующие наглядно показывают, что мы пошли принципиально иным путём – это касается и компоновочных, и конструктивно-силовых схем.

 

- Когда вы познакомились с Сергеем Павловичем Королёвым?


- В ноябре 1945 года в Берлине. А вскоре – в 1946-м – он предложил мне стать его заместителем. Этот год явился важной вехой в истории отечественного ракетостроения. В мае было принято историческое решение о создании в стране мощной ракетостроительной промышленности. Для этого требовались значительные средства. А они нужны были, чтобы восстанавливать разрушенные города и посёлки, заводы и гидростанции, дома, школы и больницы… Но и ракеты были жизненно необходимы. Средства были выделены. Майское решение обязывало в сжатые сроки создать надёжную научную, экспериментальную и производственную базы.

 

Сразу же, в мае 1946 года, началось, формирование первого советского опытного ракетодрома Капустин Яр в приволжских степях (Астраханская область). 9 августа 1946 года С.П.Королёв был назначен Главным конструктором.

 

Ещё не залечив раны, нанесённые войной, страна начала новую битву – за ракеты. В КБ, заводских цехах, на стройках люди работали днём и ночью, забывая о времени, об отдыхе, совершая, казалось бы, невозможное. Что объединяло их, где черпали они силы для решения новых, всё более трудных задач? Где корни этой самоотверженности, увлечённости, энтузиазма? Их никто не заставлял так работать и большие деньги им тоже не сулили. Одержимость эта имеет иные корни, она идёт от сердца, от высочайшего чувства долга, патриотизма и – от мечты…

 

…Особая сложность заключалась в том, что требовалось достичь небывалых высот не в одной какой-то области науки или техники, а во всех важнейших отраслях – металлургии, машиностроении, химической промышленности, приборостроении, электронно-вычислительной технике, радиопромышленности и т.д.

 

…14 апреля 1947 года в Кремле состоялось совещание по вопросам создания ракетной техники, перспективным разработкам в этой области. Вёл совещание И.В.Сталин. После завершения работы Сталин попросил Королёва остаться. Его интересовали подробности, предположительные сроки создания и запуска первых ракет, их возможности…

 

Всего через полтора года с ракетодрома Капустин Яр стартовала советская ракета Р-1. Это произошло 10 октября 1948 года. И вот что ещё важно подчеркнуть. Параллельно с решением задач по укреплению обороны наша страна уделяла неослабное внимание развитию научных исследований. Почти во всех экспериментальных ракетах устанавливались научные приборы для исследованиях верхних слоёв атмосферы и космического пространства.

 

- Создавались ли в то время ракеты специально для проведения научных исследований?


- Разумеется. Были разработаны ракеты различных серий для запуска по вертикальной траектории – с целью изучения состава воздуха, воздушных течений, микрометеоритов. Уже 24 мая 1949 года стартовала исследовательская ракета В-1А.

 

- Но все эти ракеты не могли вывести в космос полезный груз?


- А что такое космос? Где его граница? До сих пор идут споры. Впрочем, 200 километров – это уже всё-таки космос. Исследовательская ракета В-2А неоднократно поднималась на такие высоты. Таким образом, в космос запускали не только научные приборы, но и животных. Другое дело, это были вертикальные кратковременные  полёты. То есть вывести кабину или космический корабль на околоземную орбиту эти ракеты не могли. Это стало возможным только после создания межконтинентальной ракеты. На её базе был создан космический вариант для запуска научно-исследовательских аппаратов на орбиту.

 

Работа над этой мощной ракетой началась в 1953 году. Десятки НИИ и КБ, сотни заводов участвовали в решении впечатляющей задачи.

 

И опять-таки хочу особо подчеркнуть нашу устремлённость к мирному использованию космоса. Началась разработка тяжёлого спутника-лаборатории для научно-исследовательских целей, который могла вывести на орбиту создаваемая ракета.

 

- Не могли бы вы рассказать об испытаниях ракеты, космический вариант которой должен был вывести на орбиту первый искусственный спутник Земли?


- Это была ракета принципиально иной конструкции. Наивно было бы ожидать, что с первого же пуска всё пойдёт идеально. Так не бывает, особенно в такой сложнейшей технике, как ракетная. Для того и проводятся лётные испытания, чтобы выявить недостатки, доработать конструкцию.

 

Другой вопрос – сколько требуется лётных испытаний для доводки. Из мировой практики известно, что порой и десятка запусков бывает мало. Нашей мощной ракете потребовалась минимальная доводка.

 

Впервые она стартовала 15 мая 1957 года. Это был очень волнующий момент. Содрогнулась земля, море огня с грохотом вырвалось из ракетных двигателей – я смотрел не из бункера, а с наблюдательного пункта вблизи старта, словно зачарованный. Вначале всё шло хорошо, ракета мощно и ровно уходила в небо. И чем выше она поднималась, тем неспокойнее у меня становилось на душе. Слишком уже всё шло хорошо – не бывает так… Прошло 60 секунд, 80… 90…

 

Присутствующие в избытке чувств бросали вверх кепки, шляпы. Я заметил, что, мол, рано радоваться. Мне показалось, что в конце полёта первой ступени что-то произошло. Нужно было смотреть телеметрию. Позже выяснилось: одна из множества измерительных трубок высокого давления была изготовлена негерметично. Обычный заводской брак, но именно из-за этого ракета и взорвалась.

 

Однако, главный итог этих испытаний был обнадёживающим: они подтвердили принципиальную правильность конструктивных решений.

 

Следующий старт был намечен на 6 июня. Его пришлось отложить из-за пустяка: монтажники неправильно установили один из клапанов. Никто из присутствующих в тот день не мог себе даже представить, что отсрочка растянется почти на месяц.

 

А случилось вот что. На следующий день на стартовую площадку обрушился ливень. Да нет, ливень, наверно, не то слово. Это было нечто фантастическое. Плотная стена воды, поднявшаяся от земли до неба, поглотила всё, что было вокруг. Ни до, ни после этого ничего подобного в тех местах не наблюдалось. За несколько минут бушующая водная стихия затопила всё, обрушила лёгкие постройки, повредила стартовый комплекс, не рассчитанный на такие условия. Но, к счастью, повреждения были небольшие.

 

Лишь в июле мы смогли предпринять новую попытку, которая, к сожалению, не увенчалась успехом – ракета закрутилась, упала со стартового стола и рассыпалась. После тщательного анализа происшедшего мы уже не сомневались: следующий старт будет успешным.

 

Он состоялся 21 августа 1957 года. Запуск на этот раз прошёл отлично, программа была выполнена полностью.

 

Через полтора месяца – 4 октября – с Байконура стартовала космическая ракета с первым простейшим искусственным спутником Земли, который был спроектирован и изготовлен всего за один месяц! Его позывные принимали на всех континентах…

 

- Отмечая тридцатилетие космической эры, интересно было бы заглянуть в будущее. Что принесут нам следующие три десятилетия?


- Ну это только писатели могут заглядывать так далеко. Но если всё же и нам пофантазировать… Думаю, уже в конце века на околоземных орбитах появятся большие орбитальные комплексы, где будут работать десятки людей. Со временем персонал космических заводов превысит, наверное, и сто человек.

 

Вполне возможно, что на орбитах начнут работать солнечные электростанции, автономные астрофизические обсерватории и т.д.

 

- А на Луне?


- Думаю, и там появятся первые лунные базы и первые поселения. Вначале небольшие – человек десять, потом лунный посёлок будет разрастаться. Собственно говоря, доставка туда модульных блоков не представляет серьёзных технических трудностей. Сначала эти грузы должны быть выведены на околоземную орбиту, потом межорбитальный буксир доставит их к Луне, а точнее, на окололунную орбиту и уж оттуда лунным буксиром – на поверхность. Схема-то ясна, но всё дело в расходах. Вот если бы объединить усилия разных стран в мирном освоении космоса…

 

- Луна и так уже неплохо исследована. Зачем там поселения?


- Во-первых, без этого невозможна индустриализация ближнего космоса, а во-вторых, организация экспедиций в дальние глубины его.

 

- Василий Павлович, как-то на космодроме в начале семидесятых годов мы с вами говорили на весьма дискуссионную тему, которая муссировалась тогда в ряде западных газет. Стоит ли тратить, писали они, огромные средства на космические исследования, когда на Земле не побеждена такая грозная болезнь, как рак, когда десятки миллионов людей голодают… Вы сказали тогда, что прогресс остановить нельзя, что практическая отдача от космических исследований будет увеличиваться. Недавно стали известны интересные данные: каждый запуск американского космического корабля «Шаттл» с грузом около 20 тонн стоит 220 миллионов долларов, а старт нашей ракеты «Протон» с таким же грузом обходится почти в десять раз дешевле. При этом учитывается и стоимость изготовления самой ракеты. Экономичность советской техники налицо. Но всё же, если сопоставить затраты и отдачу, достаточна ли, на ваш взгляд, сегодня эффективность космических работ в интересах народного хозяйства?


- Сегодня сотни проектных и хозяйственных организаций страны пользуются в своей практической деятельности космической информацией. Суммарный эффект подсчитать трудно, но, думаю, он составляет сотни миллионов рублей. Учитывая, разумеется, и космическую связь, и телевидение, и космическую службу погоды, без которых трудно представить нашу сегодняшнюю жизнь.

 

- Когда запускали первый искусственный спутник Земли, представляли ли вы себе развитие космонавтики в ближайшие десятилетия? Оправдались ли предположения?


- На десятилетия вперёд тогда, конечно, не заглядывали, работали над ближайшими и перспективными проектами. Но и о будущем мечтали. Что-то сбылось раньше, а что-то надолго задержалось. Но в целом штурм космоса идёт быстрыми темпами.

 

Подлинным триумфом стал легендарный полёт первого космонавта планеты Юрия Гагарина. Рейс продолжался 108 минут. А ныне Юрий Романенко, который трудится на станции «Мир» вместе с Александром Александровым, находится в космическом пространстве уже более 240 суток…

 

Исследования Луны, Венеры, Марса, реализация крупномасштабных международных космических программ, в том числе и такого впечатляющего проекта, как «Вега», - всё это достигнуто за сравнительно короткий срок, за три десятилетия, прошедших со дня запуска первого искусственного спутника Земли.

 

Советские люди могут гордиться тем, что мы открыли дверь во Вселенную и уверенно идём по этой трудной и прекрасной звёздной дороге.

 

Беседу вёл В. Головачёв

Газета «Труд», 4 октября 1987 года

 

Фото: http://ru.wikipedia.org/.

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную