Е.Ф.Атачкин. Отрывки из воспоминаний

В первом в мире ЦУПе

 

В середине сентября 1957 г. по приказу начальника института генерала Соколова была создана Научно-координационно-вычислительная часть (НКВЧ) для сбора и обработки результатов наблюдений и научно-технической координации действий участников наблюдений за полётом первого искусственного спутника Земли. При запусках последующих спутников эта часть трансформировалась в Координационно-вычислительный центр (КВЦ), хотя по сути это был первый в мире Центр управления полётами ИСЗ (ЦУП).

 

В состав НКВЧ вошли около 150 сотрудников института, которые были распределены по рабочим группам. Начальником одной из них – группы сбора данных измерений координат спутника – назначили меня, моим заместителем – Марка Николаевича Сумика, научного сотрудника нашего отдела. В состав группы вошли для трёхсменной круглосуточной работы 18 женщин – техников и инженеров (Волоскова Валентина, Потёмкина Лидия, Деревянкина Маргарита, Мосягина Тамара и др.).

 

Основные группы НКВЧ расположились в большом зале старого главного корпуса (так он назывался) института на 3-м этаже. Для нашей группы к началу октября в зале были установлены закрытые кабины – рабочие места для приёма и регистрации поступающей измерительной информации о текущих координатах траектории полёта ИСЗ. Каждое рабочее место было напрямую соединено с командным пунктом одного из видов Вооружённых Сил или ведомств страны, имеющих радиотехнические средства наблюдения за ИСЗ.

 

Принятая нами информация передавалась в группы обработки результатов наблюдений и определения параметров орбиты спутника (начальник группы П.Е. Эльясберг, его заместитель – В.Д. Ястребов), разработки целеуказаний для средств наблюдений и эфемерид (таблиц параметров движения ИСЗ на определённый период времени; И.М. Яцунский, О.В. Гурко). Помимо этих групп, в НКВЧ работали также группы обработки и анализа радиосигналов со спутника (И.И. Горбачёв), предварительной обработки результатов наблюдений ИСЗ оптическими средствами (И.И. Гребенщиков, А.В. Брыков), системы единого времени (И.Л. Геращенко), связи (Г.И. Чигогидзе, П.И. Спица, Б.А. Воронов) и др.

 

К концу сентября 1957 года все группы НКВЧ были укомплектованы, обучены и подготовлены к работе. 1-го и 3-го октября прошли тренировочные занятия и генеральная репетиция. 4 октября НКВЧ в полном составе, вся в ожидании сообщений из Тюратама о готовности спутника и ракеты-носителя к старту. За телефоном прямой связи с космодромом сидит Юрий Александрович Мозжорин.

 

На другом конце провода находилась группа нашего института во главе с Георгием Александровичем Тюлиным, в которую входят также заместитель начальника нашего отдела Г.И.Левин, В.П.Кузнецов, В.Т.Долгов и А.П.Бачурин. Группа Тюлина расположилась на 2-й площадке космодрома, недалеко от стартового стола, в небольшой комнате одноэтажного деревянного барака, в котором находились также рабочие комнаты С.П.Королёва, М.В.Келдыша, В.М.Рябикова.

В НКВЧ за кабинами нашей группы, непосредственно у большого окна, были установлены магистральные радиоприёмники. К ним спускались кабели антенн, размещённых на крыше этого корпуса. Рядом были установлены магнитофоны для записи сигналов с ИСЗ. Этим хозяйством руководил высокий и худощавый подполковник И.И.Горбачёв. Ему помогала группа специалистов, среди которых выделялся техник-радист Пашка-моряк (он когда-то служил в ВМФ).

 

В группах Эльясберга и Яцунского на больших столах разместились карты мира специальных проекций, накрытые плексиглазовыми листами с нанесёнными на них графиками семейств расчётных орбит ИСЗ.

 

Группа связистов хлопотала в закрытой комнате, примыкающей к залу, настраивая аппаратуру связи.

 

Группа системы единого времени с высокоточной аппаратурой «Бамбук» привлекала присутствующих в зале своей аппаратурой с множеством мигающих разноцветных лампочек на стойках.

 

Но самую большую группу в зале составляли прибывшие в НКВЧ начальники и руководители разных рангов, известные учёные, представители НИИ и КБ, участвующих в подготовке к этому грандиозному историческому событию. Большая часть этой группы сосредоточилась у огромного стола руководителя нашего института А.И.Соколова, который в качестве добродушного хозяина разъяснял гостям структуру и задачи НКВЧ, взаимодействие её с внешним миром, структурами.

 

А между тем Ю.А. Мозжорин, дублируя громко команды готовности со стартовой позиции, вещал:

- Часовая готовность!... 30-минутная готовность!...готовность пятиминутная!

Тишина и напряжение в зале нарастают. Во всех группах нервное внимание и тоже соответствующая готовность..

- Старт! – выкрикивает Мозжорин в зал.

Гром аплодисментов разорвал тишину. Но Юрий Александрович невозмутимо продолжает сообщать секунды от момента старта ракеты-носителя с Первым ИСЗ Человечества и комментировать ход её полёта, дублируя космодром.

 

Пашка-моряк крутит ручки приёмников, подстраивая их точнее к частоте радиосигналов спутника. Вдруг, уловив сигналы бортового передатчика, он включает динамики на полную мощность: раздаётся могучий голос Первого искусственного спутника Земли: «бип-бип-бип!!!», означающий отделение спутника от РН и выход его на свою орбиту в полёте вокруг планеты!!!

 

Через несколько минут я услышал из кабин нашей группы голоса дежурных операторов. Они начали принимать информацию от центров и командных пунктов наблюдений за ИСЗ. По этим данным закрутилась работа и в других группах, в первую очередь, в группе Эльясберга. По первым данным измерений азимутов на спутник от расположенных в различных местах территории Советского Союза пеленгаторов были определены текущие координаты спутника, которые после сравнения с расчётными позволили определить примерную его орбиту. Уточнить же её параметры можно лишь после получения ряда азимутов на ИСЗ и особенно в конце первого витка орбиты. С увеличением числа измерений на последующих витках орбиты точность знания её, естественно, повысится.

 

Измерительные пункты продолжали принимать сигналы спутника на удалениях от нашего КВЦ до 10000 км и более, оповещая нас о его полёте.

 

Наш радиоприёмник громко извещал присутствующих в зале о том, что спутник жив, здоров и движется к южной оконечности американского континента. Затем сигналы пропали, когда расстояние от нас до него достигло почти 18000 км. Этот момент, пожалуй, был одним из щемящих сердце, так как невольно возникали вопросы: «Появятся ли вновь сигналы? Может наш спутник разрушился или сгорел?»

 

В зале исчезло оживление, прежний ажиотаж, вновь посерьёзнели лица людей; они стали обмениваться тихонько, почти шепотом. Но минут через 20 вдруг грянули из динамиков вновь мощные «бип-бип-бип!!!», и всё опять преобразилось в зале:

- Живой! Летит наш дорогой друг домой! Давай, давай! – кричали одни.

 

- Молодец! Обогнул Огненную Землю! – вторили другие.

Вновь стали поступать в наши кабины результаты измерений координат спутника. Первый виток орбиты замыкался, прояснились основные его параметры, которые позволяли утверждать, что ПС описал вокруг Земли эллиптическую орбиту и является настоящим Искусственным спутником Земли. Теперь можно было смело публиковать подготовленный еще 23 сентября текст Сообщения ТАСС «О запуске первого искусственного спутника Земли».

 

Всю ночь до утра в НКВЧ кипела работа: девушки-операторы нашей группы еле-еле успевали записывать в журналы измерительную информацию, которая оперативно передавалась для обработки в другие группы. В Первом Координационно-вычислительном центре – ЦУПе – пошла спокойная, планомерная работа по обеспечению наблюдений за полётом Первого ИСЗ.

 

«Москва, Спутник»

 

Группа сбора данных измерений координат ИСЗ, как и все остальные рабочие группы НКВЧ, трудится весьма напряжённо, принимая информацию во всех своих кабинах и заполняя ею страницы за страницами, журналы за журналами.

 

- Капитан Атачкин, подойдите ко мне, - приглашает меня первый начальник нашей НКВЧ – ЦУПа полковник Михаил Кириллович Полищук. – На Московском почтамте и Центральном телеграфе скопилось много писем и телеграмм в адрес летающего спутника. Вам, группе сбора данных, поручаю их получать. Напишите на себя доверенность. На почтамте эту корреспонденцию начали складывать в абонентский ящик, а на телеграфе - скажите просто «Москва, Спутник» и покажите эту доверенность. Ехать надо будет на машине. Кира Васильевна (Гриднева – секретарь начальника института – ЕА) поможет с машиной, когда соберётесь ехать. Она в курсе событий, только ей позвоните.

 

Тут же от руки пишу два экземпляра доверенности, М.К.Полищук их визирует, а полковник И.М.Воронин, заместитель начальника института, подписывает и ставит гербовую печать – доверенность становится официальным документом.

 

Для сбора информации в Москве по адресу «Москва, Спутник» мне стали выделять служебный автомобиль «Победу». На ней сперва еду в Московский почтамт, откуда забираю в мешках письма, простые и заказные, доплатные и ценные, бандероли и посылки (естественно, ничего не доплачивая). На Центральном телеграфе получаю мешочки и пакеты с простыми и фототелеграммами, среди которых очень много от зарубежных радиолюбителей, обсерваторий, астропунктов.

 

Много материалов с данными радионаблюдений собиралось в Центре ДОСААФ СССР (Добровольное общество содействия Армии, Авиации и Флоту Союза Советских Социалистических Республик), который находился в здании на пересечении Цветного бульвара с Садовым кольцом со стороны Центрального рынка и цирка. Это были материалы от радиокомпараторных пунктов ДОСААФ – в основном результаты измерений уровня сигнала бортовых передатчиков ИСЗ с привязкой к координатам этих пунктов в системе единого времени.

 

Корреспонденция по адресу «Москва, Спутник» поступала со всего мира непрерывно и в большом объёме. На её обработку и анализ уходило очень много времени. Зарубежная корреспонденция была, в основном, на иностранных языках. Поэтому пришлось использовать все имеющиеся в библиотеках института словари для переводов. По ряду языков приходилось искать переводчиков в различных учреждениях и вузах Москвы.

 

В НКВЧ вся поступающая корреспонденция сортировалась и распределялась нашей группой на несколько частей:

 

- с поздравлениями и пожеланиями успехов в освоении космоса;

- с результатами наблюдений за полётом спутника;

- с предложениями по перспективам развития космической техники, методами обработки результатов наблюдений и т.д.

В первой части корреспонденции, самой обширной, выражались восхищение победой Советского Союза в мирном соревновании с капиталистическими странами и благодарность нашим учёным, инженерам и рабочим за великий труд.

 

Вторая часть, тоже весьма обширная, представляла собой особый интерес для групп анализа условий распространения электромагнитных волн в атмосфере Земли в радио и оптическом диапазонах, так как она была получена, практически, из всех районов земного шара и в разное время суток. Однако точность этих наблюдений не могла сравниться с точностью работы наших штатных измерительных средств и потому при определении параметров орбиты использовалась ограниченно.

Третья часть была сравнительно небольшой и содержала предложения по конструкции и оснащению последующих спутников, в том числе, возвращаемых на Землю, а не только сгорающих в плотных слоях атмосферы Земли. Имелись также предложения по методам определения параметров орбит ИСЗ и т.п. Но абсолютное большинство этих предложений не были новыми для учёных нашего института.

 

Наша группа сбора данных отсортированную корреспонденцию отправляла по назначению: первую часть – в политотдел института, а вторую и третью – в соответствующие рабочие группы для использования в работе.

 

Кстати, Юрий Гагарин в своей книге «Дорога в космос» напоминает читателям об этой нашей работе так:

 

«Через некоторое время «Правда» сообщила, что в адрес «Москва, Спутник» поступило 60396 телеграмм и писем. Среди них было и наше курсантское послание. Меня взволновало опубликованное в газете письмо Евгения Щербакова с моей родины Смоленщины. Земляк писал: «Вероятно, в самом ближайшем будущем возможен запуск более крупного спутника. Если целесообразно послать спутник с человеком, то я готов по комсомольской путёвке лететь осваивать космос». (Гагарин Ю.А. Дорога в космос. М.: Правда, 1961 и 1969).

 

Вскоре политотдел обратился к командованию института с предложением организовать отправку ответных, благодарственных писем нашим внештатным корреспондентам. Почин получил поддержку, а вскоре мне пришлось, отправляясь в Москву за очередной почтой, возить туда большое количество писем для наших корреспондентов со стандартным, правда, но хорошим ответом на бланках, изготовленных большим тиражом в типографии института.

 

Обычно в дорогу я брал несколько сот заполненных ответов с конвертами. Но иногда, когда спешил, приходилось эти конверты заклеивать в пути. Попробуйте заклеить сотни конвертов, каждый прикладывая к губам, чтобы оживить клей! У меня, например, после этой процедуры частенько кровоточили губы, порезанные острыми клеевыми краями конвертов.

 

А между тем, первый спутник продолжал триумфальный полёт вокруг нашей планеты, извещая об этом как по радиоволнам двух своих передатчиков, так и своим ярким блеском, вместе с головным обтекателем и второй ступенью ракеты-носителя, следовавших рядом долгое время, как звезда первой величины при отражении от него солнечных лучей. Как-то в одну из ясных ночей, когда путь спутника пролегал над нами и на небе сверкали мириады звёзд, Павел Ефимович Эльясберг на весь зал крикнул:

- Айда, ребята, на улицу! Через 10 минут наш Дружок пожалует к нам в гости!

 

Мы его, своего Дружка, увидели сразу, приближающегося с юго-запада, среди неподвижных, сверхдалёких звёзд. Покрасовался он перед нами и полетел дальше, на северо-восток, а мы пожелали ему, навечно Первому в космосе от нашей Земли, доброго пути. Но дни его были сочтены: через три недели он «потерял голос», так как иссяк ресурс бортовых аккумуляторов, а в начале января следующего, 1958 года он сгорел, постепенно спустившись в плотные слои атмосферы Земли.

 

Однако работы у нас от этого не стало меньше: продолжал поступать мощный поток корреспонденции «Москва, Спутник»; в наступившем перерыве на недельку, до запуска Второго спутника (ПС-2), надо было успеть оформить отчёт о работе по Первому спутнику и подготовиться к работе с более сложным объектом.

 

Источник: Е.Ф. Атачкин. «Москва. Спутник». Отрывки из воспоминаний. Издательство МГУЛ. 2010 г.

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную