Главная » Пресс-центр » События и мероприятия » 2 сентября 2012 года исполняется 100 лет со дня рождения А.В.Кармишина » А.И.Войцеховский и Н.Г.Паничкин «Жизнь и деятельность А.В.Кармишина»

А.И.Войцеховский и Н.Г.Паничкин «Жизнь и деятельность А.В.Кармишина» (журнал «Космонавтика и ракетостроение», №2 (67) 2012 г.)

К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

 

Александр Васильевич Кармишин

 

Александр Васильевич Кармишин

 

Александр Васильевич Кармишин – выдающийся отечественный учёный в области прочности, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, действительный член Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского. С именем Кармишина связано решение многих проблем обеспечения прочности создаваемых в нашей стране образцов ракетной и ракетно-космической техники.

 

Научные труды Александра Васильевича достаточно хорошо известны большинству учёных и специалистов, работающих в области прочности в различных отраслях народного хозяйства, научных академических институтах и высших учебных заведениях.

 

А.В.Кармишин родился 2 сентября 1912 г. в деревне Обуховка Ардатовского уезда Симбирской губернии (ныне Нижегородская область) в многодетной (с 12 детьми) бедной крестьянской семье. Первые уроки грамоты маленький Саша получил в деревенской школе, где смог проучиться около года. Однако своими способностями к арифметике и логическому мышлению он поражал окружающих уже в раннем возрасте.

 

Детство Александра Васильевича было трудным: в десятилетнем возрасте ему пришлось пережить голод, поразивший Поволжье, и тиф, от которого скончались родители. В одночасье дети Кармишиных стали сиротами. Прокормиться им было очень тяжело, поэтому, чтобы не умереть с голоду, Саша в течение двух лет собирал подаяния в окрестных сёлах, а после этого почти шесть лет жил в семьях близких родственников, помогая им по хозяйству.

 

Трудолюбие и прилежание, привитые детям Кармишиных с малых лет, помогли Александру Васильевичу преодолеть в дальнейшем трудности, которые выпали на его долю в последующие периоды истории нашей страны.

 

В сентябре 1929 г. ему пришлось уехать из деревни к старшему брату в город Иваново, где он пытался найти работу. Сделать это было очень трудно, однако молодому человеку помогло то, что его отец был председателем комитета бедноты в родном селе. Это обстоятельство сыграло очень важную роль в жизни восемнадцатилетнего юноши: местными властями он был направлен на обувную фабрику «Трудовая коммуна», где стал вначале набивщиком стелек, а затем и затяжчиком обуви.

 

В Иваново Александр Васильевич начал свое восхождение к вершинам знаний: будучи в 1930 г. без экзаменов принятым на вечернее отделение рабочего факультета, спустя три года он был переведён на дневное отделение, которое окончил в 1934 г., и как один из лучших выпускников рабфака был направлен для продолжения образования на механико-математический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова.

 

В Москве Кармишин блестяще сдал экзамены по профилирующим конкурсным дисциплинам и стал студентом главного вуза страны, о чём не мог даже мечтать четыре года назад. Потянулись годы учёбы. Потребовался ежедневный кропотливый труд, при этом зачастую приходилось жить впроголодь. Большое место в работе студента Кармишина занимало и самообразование. Александра живо интересовали проблемы изо всех областей жизни того времени.

 

Уже в университете под руководством профессора А.П.Минакова студент Кармишин начал заниматься научной работой, увлечённость которой пронёс через всю свою дальнейшую жизнь. Первые его исследования относились к теоретической механике, в частности к вопросам поведения гибких нитей, в отношении которых были установлены аналоги между параметрами равновесия гибких нитей и движением материальной точки.

 

Университет Кармишин окончил в 1940 г. и получил диплом с отличием. Он был рекомендован в аспирантуру, но вопрос с приёмом затягивался, и Наркомпрос направил выпускника на работу в г. Вельск (Архангельская область) преподавателем в педагогическое училище. В мае 1941 г. Александр Васильевич получил вызов в Москву для учёбы в аспирантуре и уже начал готовиться к отъезду, но вскоре началась война с фашистской Германией.

 

Во время учёбы на рабфаке (1930 г.)

 

Во время учёбы на рабфаке (1930 г.)

 

Страшным испытанием для нашего народа стала Великая Отечественная война. В первые же дни после её начала молодой специалист Кармишин отправился в военкомат с просьбой направить его на фронт. Уже в июле 1941 г. Александр прибыл в формирующуюся 286-ю стрелковую дивизию, дислоцировавшуюся в Вологодской области, а в сентябре в качестве командира миномётного взвода попал в район боевых действий на Волховском фронте под Ленинградом. На переднем крае, в огне непрерывных сражений, со своим взводом, батареей, а затем миномётной ротой успешно ковал победу и офицер Кармишин. В 1943 г. за проявленное в боях мужество он был награждён орденом Красной Звезды.

 

Завершил свою фронтовую биографию Кармишин в звании капитана, когда служил первым помощником начальника штаба артиллерийского полка. А до этого было: окружение под Мгой, тяжёлое ранение под Псковом при отступлении немцев от Ленинграда в феврале 1944 г., сложная операция в тыловом госпитале, инвалидность второй группы и длительный отпуск для поправки здоровья. В феврале 1945 г. Александр Васильевич снова был призван в армию и направлен слушателем 27 учебного артполка в г. Черновцы, но вскоре военная биография Кармишина была завершена.

 

После войны Александр Васильевич работал преподавателем Московского энергетического института, одновременно обучаясь в аспирантуре МГУ, а по её окончании в сентябре 1947 г. был принят на должность старшего инженера в образованный в 1946 г. НИИ-88 (с 1967 г. – ЦНИИ машиностроения) для работ в области ракетной техники. С этого момента судьба Кармишина была связана с отделом прочности, в котором он трудился все последующие годы, что в целом – значительно больше шести десятилетий!..

 

Первыми руководителями Кармишина в НИИ-88 были член-корреспондент АН СССР, профессор А.А.Ильюшин и кандидат физико-математических наук, доцент В.М.Панфёров, которым принадлежит главная заслуга в становлении отдела прочности как научного подразделения института.

 

Первые два трудовых года в этом отделе оказались для Александра Васильевича весьма плодотворными: он защитил кандидатскую диссертацию и выполнил две значимые научные работы по тематике отдела, которые впоследствии легли в основу докторской диссертации. Кармишина по-настоящему увлекла наука о прочности ракетной, а потом и космической техники.

 

Однако деятельность его в отделе прочности была неожиданно прервана. Администрация НИИ-88 поручила молодому учёному возглавить вновь организованный отдел координации научно-исследовательских работ, проводимых в институте, а затем назначила заместителем начальника отдела газодинамики, где начальником был профессор Х.А.Рахматулин.

 

Капитан Кармишин (1945 г. )

 

Капитан Кармишин (1945 г.) 

 

В отдел прочности Александр Васильевич вернулся только в конце 1952 г. на должность начальника отдела. С этого времени в течение почти 40 лет, вплоть до октября 1992 г., Кармишин успешно возглавлял отдел, затем комплекс, отделение и Центр исследований прочности, вложив в дело руководства большим коллективом сотрудников этих подразделений все свои силы и знания.

 

На всех этапах развития ракетно-космической техники А.В.Кармишин вносил большой вклад в решение наиболее сложных задач исследования её прочности, возникавших в процессе разработки новых изделий. В числе таких задач особо следует отметить, например: создание ракетных двигателей твёрдого топлива (РДТТ) и жидкостных ракетных двигателей (ЖРД) нового поколения; сохранение работоспособности объектов, входящих в плотные слои атмосферы; отработку прочности крупногабаритных баков, наполненных криогенным топливом; обеспечение прочности изделий при их длительной эксплуатации в сложных температурно-силовых условиях и многие другие.

 

Обладая высокой научной эрудицией и глубокими знаниями, накопленными в ходе многолетних теоретико-экспериментальных исследований прочности РКТ, Кармишин безошибочно давал рекомендации в процессе работы государственных и отраслевых комиссий, когда требовалось в короткие сроки установить причины
неудач и исключить их повторение в дальнейшем.

 

Приведём только один пример, когда Александру Васильевичу нужно было принимать решение, требующее больших знаний, опыта и глубокой инженерной интуиции.

 

Это произошло в 1961 г. в ходе строительства шахтных сооружений для пуска ракет. При старте их из шахты возникали интенсивные газодинамические нагрузки, от которых ракета защищалась шахтным стаканом – стальной цилиндрической оболочкой длиной более 30 метров. Такую оболочку «вело» и о требуемой цилиндрической форме конструкции можно было только мечтать. Для обеспечения пусков ракет необходимо было либо усиливать конструкцию стакана, либо изготавливать его заново. Оба эти варианта были неприемлемы. К решению данной проблемы привлекли «прочнистов» ЦНИИ машиностроения.


Вот как сам Александр Васильевич рассказывает об этом:

«... Мы, трое сотрудников отдела прочности..., летим в самолёте куда-то под Красноярск... Привезли нас на место. Входим в комнату заседаний комиссии... Мне говорят: «Садись... и веди заседание комиссии». Сажусь, слушаю доклад. В конце задаю вопрос: «Какие максимальные величины прогиба стенки стакана возникли в результате коробления конструкции при сварке?». Последовал ответ выступающего: «Не знаю».

 

Заседание комиссии откладывается на сутки. Соответствующим службам даётся задание сделать необходимые замеры... На следующий день комиссия собралась в узком составе: только разработчики конструкции и мы, «прочнисты». Принесли данные замеров прогибов коробления. Мы пронормировали конструкцию по допустимой величине прогиба, убедились, что конструкция должна выдержать стартовые нагрузки и даже с некоторым запасом. Подписали заключение и на третий день отбыли в Москву.

 

Прибыли мы из командировки, и меня вызывают к министру, «на ковёр»: «Как ты посмел подписывать?» Я говорю: «Не как, а почему». Мне задают новый вопрос: «Хорошо, объясни почему?» Объясняю, что согласно науке о прочности оболочечных конструкций несущая способность этих пусковых стаканов, как минимум, вдвое выше, чем просчитали их разработчики, и нет поводов для беспокойства...

 

Потом прошли успешные пуски, которые подтвердили нашу правоту. Руководство, видимо, поверило, что существует такая наука – прочность, и стало, по мере необходимости, выделять средства на создание и оснащение экспериментальной базы...».

 

Под руководством А.В. Кармишина была разработана и доведена до совершенства методология отработки прочности изделий отрасли; создана для исследования не имеющая равных себе в Европе уникальная экспериментальная база статической (1965 г.), вибрационной (1969 г.), ударной (1972 г.) и температурной (1982 – 1985 гг.) прочности; сформирован большой высококвалифицированный коллектив учёных, инженерно-технических работников и рабочих.

 

Руководители Центра исследований прочности А.В.Кармишин (1953 – 1957, 1958 – 1992 гг.) и Н.Г.Паничкин (1992 – 2009 гг.). (Фото 1992 г.)

 

Руководители Центра исследований прочности А.В.Кармишин (1953 – 1957, 1958 – 1992 гг.) и Н.Г.Паничкин (1992 – 2009 гг.). (Фото 1992 г.)

 

Всё это позволило провести испытания наиболее сложных натурных элементов ракетных конструкций, созданных в нашей стране за многие годы, включая ракеты-носители «Восток», «Союз», «Протон», «Зенит», Н-1, «Энергия» и создаваемый в настоящее время новый носитель «Ангара»; пилотируемые корабли серий «Восток», «Восход», «Союз» и его модификации, а также орбитальный корабль «Буран»; отечественные долговременные орбитальные станции «Салют», «Мир» и модули российского сегмента Международной космической станции.


На достоверность результатов исследований, выполненных «прочнистами» ЦНИИ машиностроения, указывает то, что за всю историю развития РКТ не было ни одного отказа, вызванного недостаточностью прочности стартовавших ракетных конструкций. Сочетание обширных экспериментальных и теоретических исследований обеспечило достоверность выдаваемых специалистами института рекомендаций, которые нашли своё отражение в справочных и руководящих материалах для конструкторов, изданных под научным руководством Кармишина, а также в отраслевых и межотраслевых нормативных документах, использовавшихся для отработки ракет-носителей, космических аппаратов и станций, РДТТ и ЖРД. Эти нормативные документы широко применяются и в настоящее время в НИИ и КБ отрасли при создании новых объектов РКТ.

 

А.В. Кармишин со своей внучкой

 

А.В.Кармишин со своей внучкой

 

В 1969 г. по инициативе Александра Васильевича в Министерстве общего машиностроения (МОМ) был создан отраслевой Координационный совет по прочности. В него вошли представители 24 организаций (ведущие КБ, НИИ, главные управления МОМ). На совет были возложены обязанности по координации прочностных испытаний всех изделий РКТ, разрабатываемых в отрасли.

 

Это осуществлялось с целью обеспечения наиболее рационального использования экспериментальной базы отрасли, а также выработки рекомендаций по реализации методических и нормативных документов, касающихся отработки прочности изделий, что позволяло оптимально расходовать выделяемые для экспериментальной отработки средства МОМ и давало возможность существенно сократить сроки создания новых изделий.

 

Руководство Координационным советом было возложено на отделение прочности ЦНИИ машиностроения, председателем этого представительного органа был назначен А.В.Кармишин. Совет, просуществовавший 22 года вплоть до ликвидации МОМ в 1991 г., помог обеспечить высокий уровень отработки прочности ракетных конструкций, а также сэкономить значительные государственные средства.

 

Личные интересы Кармишина в науке всегда были связаны с практическими потребностями развивавшейся в стране ракетно-космической техники. Свою докторскую диссертацию он, например, посвятил проблеме устойчивости подкреплённых пластин и оболочек, впервые разработав метод раскрытия трёх- и пятидиагональных определителей, позволявший решать системы уравнений высокого порядка. Этим самым в отрасли было привлечено внимание к применению численных методов расчёта прочности и устойчивости тонкостенных конструкций.

 

В дальнейшем Кармишин успешно продолжал свои теоретические научные исследования, в ходе которых, в частности, ему удалось разработать принцип минимальных жёсткостей многослойных конструкций, что позволило обеспечить расчёты прочности и устойчивости пластин и оболочек сложного несимметричного строения, применявшихся в ракетостроении.

 

В течение почти четырёх десятилетий Кармишин курировал специальность «Прочность» на базовой кафедре ЦНИИ машиностроения при Московском физико-техническом институте. В рамках созданной Александром Васильевичем научной школы и под его личным руководством было защищено свыше шестидесяти кандидатских и восемь докторских диссертаций.

 

Кармишин является автором свыше 100 научных работ, посвящённых методам расчёта пространственных элементов объектов РКТ при их статическом и динамическом нагружении, а также прочности конструкций из композиционных материалов.

 

Под руководством и при участии Александра Васильевича его соратниками и учениками подготовлены и выпущены многочисленные справочные материалы и руководства для использования в работе инженеров-конструкторов; нормативные документы – нормы прочности и нормы вибропрочности (за выпуск последних ряд сотрудников отдела прочности получили Государственную премию); государственные и отраслевые стандарты; методики, посвящённые расчётам и экспериментальной отработке прочности, которые широко использовались и используются сейчас в конструкторских бюро и других организациях отрасли.

 

Возраст заставил учёного уйти в 1992 г. с руководящей должности, но всё равно он остаётся верен своему, ставшему для него родным, коллективу, в котором продолжает до сих пор трудиться. Вплоть до настоящего времени Александр Васильевич, используя свой громадный опыт и знания, занимается дальнейшим обобщением и исследованием проблем отработки прочности изделий РКТ. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что он является одним из участников авторского коллектива из четырёх человек, выпустивших в 2007 г. в издательстве «Машиностроение» важный для практиков научный труд – книгу «Основы отработки прочности ракетно-космических конструкций».

 

В 1997 г. в связи с 85-летием А.В.Кармишину было присвоено высокое звание «Почётный гражданин города Королёва» – города, с которым вот уже более 65 лет тесно связана его творческая жизнь.

 

Наша Родина высоко оценила заслуги Александра Васильевича в области его постоянной деятельности – современном отечественном ракетостроении. Кармишину были присуждены две Государственные премии СССР (1970 и 1980 гг.) и премия Совета Министров СССР (1989 г.). Как участник Великой Отечественной войны он награждён боевыми орденами Красной Звезды и Отечественной войны I cтепени, а также рядом боевых медалей.

 

А.В. Кармишин на своём 95-летнем юбилее (2007 г.)

 

А.В.Кармишин на своём 95-летнем юбилее (2007 г.)

 

За трудовые достижения в ЦНИИ машиностроения Кармишин получил высшие награды Советского Союза: ордена Ленина (1957 г.), Октябрьской Революции (1976 г.), Трудового Красного Знамени (1956 г.), «Знак Почёта» (1961 г.) и несколько медалей.

 

Пожелаем Александру Васильевичу Кармишину, крупному отечественному учёному в области прочности, славному сыну своего века, крепкого здоровья и успехов в реализации всех его научных и практических идей!

 

Канд. техн. наук А.И.Войцеховский,

канд. физ.-мат. наук Н.Г.Паничкин


Журнал «Космонавтика и ракетостроение», №2 (67) 2012 г.

 



 

 

 

 


 

 


 




Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную