Самсонов Владимир Константинович «Что такое КВЦ?»

 

 

 

Самсонов Владимир Константинович работал в НИИ-88/ЦНИИмаш с 1958 по 2003 г. в должностях старшего инженера, начальника группы, начальника сектора, начальника лаборатории на правах отдела, начальника отдела, научного консультанта.

 

 

Это – связь, машины и отображение. И если связь и ЭВМ советская промышленность производила, то средства отображения никто не выпускал – каждый разрабатывал для себя сам. В «команде Милицина», как нас теперь называют (А.И.Григоренко, Б.И.Зобов, В.К.Самсонов, Л.С.Шибанов, Н.П.Щербакова, Л.С.Целина), мне и было поручено создание систем отображения информации залов управления, больших и малых экранов, системы единого времени, оргтехники и документирования и др.

 

В связи с этим нам пришлось открывать научные исследования в институтах АН СССР и НИИ, заказывать разработки в КБ и на заводах, организовывать производство, поставки техники, разработки программного обеспечения и вводить всё в эксплуатацию.


В процессе создания было много неформальных моментов, потребовавших нестандартных решений.


ПЕРВЫЕ КСЕРОКСЫ В СССР ПОЯВИЛИСЬ В ЦУП


Работая в области создания средств наглядной регистрации информации начальником группы в отделе Альберта Васильевича Милицина в Комплексе 5 НИИ-88 (впоследствии НИИИТ), я был в курсе всех разработок в этой области в СССР и за рубежом, включая патенты по ксерографии в Англии. Главным во всех исследованиях было применение ксерографических методов регистрации на обычную бумагу без применения фотопроцессов. В мой круг общения входили физики, химики и электронщики из ОКБ МЭИ, ЛИИ, НИИ Счётмаш, ИК АН УССР, ГОИ им. Вавилова, НИИ электрографии и др.


Поэтому я сразу узнал, что английская фирма Rank Xerox, специально созданная для этой цели, выпустила на рынок первые аппараты для ксерокопирования не на специальную, а на обычную бумагу. И, перейдя вместе с Милициным в КВЦ, я загорелся идеей включить их в состав средств документирования КВЦ.


Задача оказалась очень сложной. Нужно было достать большую сумму в валюте первой группы (доллары США), что было невозможно без выпуска Постановления ЦК КПСС и СМ СССР, затем добиться поручения Минвнешторгу закупить это оборудование и т. д., для чего нужно было заставить «руководящих людей» понять, что это за аппараты, поверить в это (была и такая проблема) и главное, обосновать, для чего это необходимо в КВЦ.


Следует сказать об особенностях решения вопросов в то время в Министерстве общего машиностроения. Дело в том, что аппарат МОМ ещё не был сформирован, поэтому все выходные документы в другие министерства и ведомства мне пришлось готовить и подписывать у первого заместителя министра Г.А. Тюлина и у Ю.А. Мозжорина как члена коллегии министерства.


С молчаливого согласия Тюлина и Мозжорина я пользовался «кремлёвкой» и ВЧ-связью, ездил по высоким инстанциям, договариваясь о работах по созданию системы отображения КВЦ, будучи тогда начальником сектора, представительствовал на ответственных совещаниях от имени НИИ-88. Надо отметить, что и Милицин, и Мозжорин, и Тюлин относились ко мне с полным доверием. Ознакомившись с проблемами ксероксов, Тюлин с ходу и глубоко проникся ситуацией и без промедлений подписывал подготовленные нами письма в Госплан, ЦК КПСС и Совмин, звонил куда нужно.


Наконец, в Госплан официально пригласили Тюлина лично прибыть на совещание по выделению валюты (приглашались только первые заместители министров). Георгий Александрович поручил участвовать в совещании Мозжорину. Однако Мозжорин поручил это своему первому заместителю Г.Н. Потапову. Такое снижение уровня меня очень обеспокоило, моя длительная работа могла окончиться провалом, но делать было нечего.


По дороге в машине я рассказал Потапову суть вопроса (он был не в курсе). В Госплане наш вопрос был решён положительно, Госплан выделил валюту и дал поручение Минвнешторгу закупить эти аппараты по нашей заявке.


Таким образом, первые в СССР два аппарата Rank Xerox были установлены в КВЦ (1966 г.).


Представители Минвнешторга, приехав в КВЦ и увидев аппараты в действии, сразу поняли их революционное значение в документообороте и начали закупки этих аппаратов в первую очередь для ЦК КПСС, СМ СССР, министерств и ведомств.


Слухи о «чудо-машине» в КВЦ, способной размножать диссертации вместе с рисунками, мгновенно распространились по НИИ-88, ОКБ-1 и др. Даже С.П. Королев подписывал просьбы что-то размножить для своих сотрудников.


Время показало, что сегодня на принципах ксерографии основана вся периферийная техника компьютеров, средств связи, фото и т. п.


А.В. Милицин. 1951 г.

А.И. Григоренко. 1957 г

Б.В. Зобов. 1957 г.

В.К. Самсонов. 1957 г.


Л.С. Шибанов. 1965 г.


Л.С. Целина. 1962 г.


Н.П. Щербакова. 1964 г.


М.А. Казанский

  

О Д.Ф. УСТИНОВЕ


В организованном по инициативе Г.А. Тюлина и под руководством Ю.А. Мозжорина и М.А. Казанского ВЦ НИИ-88 был создан «зал отображения» с задачей информирования руководства отрасли о ходе ЛКИ ракет и спутников, создаваемых ОКБ С.П. Королёва, М.К. Янгеля, Г.Н. Бабакина. Мозжорин уделял большое внимание этой работе вплоть до обсуждения разработок проекционной аппаратуры в московском ЦКБ «Геофизика» непосредственно за кульманами конструкторов. В результате под руководством И.В. Лебедева в «зале отображения» были созданы комфортные условия, необходимая обобщённая информация отображалась на трёх проекционных экранах и озвучивалась голосом.


Устинов и заинтересованные руководители присутствовали практически на всех важных этапах (старт, манёвры, стыковки, посадки). Кстати, министр общего машиностроения С.А. Афанасьев и его первый заместитель Г.А. Тюлин никогда не появлялись вместе – только порознь. Однако Главные конструкторы, находясь на месте событий, не были заинтересованы в выдаче информации, раскрывающей кухню ЛКИ в реальном времени, и всячески препятствовали этому, блокируя линии связи, и т. п.


Так, во время аварии на старте ракеты со станцией «Протон» полигон сразу отключил все линии связи, так как на стартовой площадке – море огня, и на вопрос «что случилось?», ответа не последовало. В отсутствие информации Дмитрий Фёдорович буквально стукнул кулаком по столу и сказал: «Будем строить Центр здесь!».


Работая за пультом управления системой отображения в зале, мне довелось близко наблюдать Д.Ф. Устинова, Л.В. Смирнова, И.Д. Сербина, М.В. Келдыша и др. как в напряжённые моменты, так и в периоды ожидания результатов и в минуты отдыха.


Дмитрий Фёдорович всегда вёл себя ровно и спокойно, много курил (а курил он незнакомые нам тогда «Мальборо»), редко задавал вопросы, но внимательно слушал доклады; разговаривая по связи «ВЧ» или телефону «кремлёвки» всегда представлялся «Здравствуйте, это секретарь ЦК Устинов». Запомнилось мне, когда произошла трагедия с Владимиром Комаровым и с места предполагаемой посадки не было никакой информации, Дмитрий Фёдорович звонил некоторым секретарям обкомов, в частности секретарю Свердловского обкома: «Доброго здоровьица, это секретарь ЦК Устинов. Узнайте по своим каналам, не приземлился ли в вашем районе космонавт Комаров и сообщите мне».


После выпуска известного Постановления о создании КВЦ от 25.10.65 г. Д.Ф. Устинов собрал нас, «команду Милицина», основных разработчиков проектов (дело было глубокой ночью после какой-то удачной работы), и поручил в месячный срок создать проект «план-графика» для Решения ВПК в развитие этого Постановления, как это всегда делалось. Дмитрий Фёдорович поставил задачу создать в КВЦ условия для управления в дальнейшем полётами и именно тогда сказал: «Открывайте двери министерств ногами, я дам все указания!» И действительно, нас везде принимали и решали наши вопросы, однако даже в этих условиях вместо одного месяца мы затратили на подготовку этого «план-графика» целый год! (Только в одном месте нас «отфутболили» – там знали КВЦ как «комплекс вспомогательных цехов» строящегося тогда «КамАЗа»).



Первый «зал отображения» КВЦ НИИ-88


Мне пришлось неоднократно общаться непосредственно с Д.Ф. Устиновым и решать организационные вопросы по проблемам создания телевизионного проектора для трансляции на большие экраны телеизображений с полигона, из кабины корабля, места посадки и т. п.


Создавая систему отображения информации КВЦ, мы стали сотрудничать с Московским телевизионным институтом (МНИТИ), где был куплен за границей телевизионный проектор «Эйдофор» и организована разработка отечественного аналога.


Руководила этой разработкой замечательная женщина, прекрасный специалист и организатор Людмила Николаевна Шверник – дочь Н.М. Шверника, бывшего Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Оказалось, что Л.Н. Шверник с юности знакома с Д.Ф. Устиновым, они жили вместе в знаменитом «Доме на набережной», где в то время жили все  руководители страны, и она неоднократно обращалась к нему с просьбой о помощи в организации работ. Разработка требовала участия институтов и КБ министерств радио и электронной промышленности, нефтехимии, машиностроения и др.


В то время заставить кого-либо работать без специального Постановления ЦК КПСС и Совмина СССР было невозможно, но и это не гарантировало сроков выполнения, поэтому периодические неформальные обращения к Д.Ф. Устинову со стороны Л.Н. Шверник возымели действие, и отечественный аналог швейцарского «Эйдофора» был создан в МНИТИ и серийно выпускался Львовским телевизионным заводом под шифром «Аристон». В КВЦ и позднее в ЦУП штатно работали 12 проекторов. Оснащены ими были и ЦПК им Ю.А. Гагарина, НИП-16 и др.


Мне как председателю Государственной комиссии по приёмке этой работы совместно с Л.Н. Шверник пришлось лично докладывать о результатах Д.Ф. Устинову. Дмитрий Фёдорович всегда, вплоть до его ухода с поста секретаря ЦК КПСС на должность министра обороны СССР, помогал решать вопросы создания КВЦ-ЦУП, особенно в период проведения программы «ЭПАС».


ПЕРВЫЙ ПРИЕЗД ДЕЛЕГАЦИИ NASA В ЦУП


Соглашение о проведении совместного космического полёта СССР-США было принято в мае 1972 г. В октябре 1973 г. в ЦУП (тогда КВЦ) впервые прибыла делегация NASA, которая должна была принять решение об использовании КВЦ в программе «ЭПАС» в качестве Советского центра управления полётом.


Этому предшествовали драматические события, связанные с отказом рассекретить КВЦ. Предлагалось провести проект в условиях имитации работы Центра управления в Москве на территории ИКИ АН СССР с помощью телефонных связей, в действительности же управлять полётом из НИП-16 (Евпатория), существенно его дооснастив.


Следует отметить, что военные (руководители Командно-измерительного комплекса – КИК) и Главные конструкторы также были решительно против размещения ЦУП в Москве, их привлекала возможность работать вдали от высокого руководства и, что греха таить, курортные условия пребывания вдали от домашних забот. Однако Д.Ф. Устинов, по инициативе которого и был создан КВЦ с задачей обеспечения управления полётами, настоял на использовании КВЦ для проекта «ЭПАС» и заставил изучить его возможности и определить необходимые доработки.


С этой целью летом 1973 г. в КВЦ прибыли руководитель службы управления полётом ЦКБ ЭМ Я.И.Трегуб со своими ведущими специалистами В.Д.Благовым, С.П.Цыбиным и В.Г.Кравцом. «Железные кадры Трегуба», как их называли, внимательно изучили предлагаемые алгоритмы работы оперативного состава, способы и аппаратуру сбора, обработки, анализа и отображения баллистической и телеметрической информации, системы связи и др.


Понравился им зал управления, большие экраны и рабочие места операторов, оснащённые практически всем необходимым для целей управления полётом.


Они подготовили перечень замечаний, к реализации которых мы приступили, не дожидаясь окончательного решения. Предполагаемый визит американцев в КВЦ произвёл впечатление разорвавшейся бомбы. Ещё бы, в святая святых, всегда находящейся в режиме повышенной секретности, и допустить потенциального противника №1! Это был переворот в умах.

 

Задолго до посещения началась тщательная подготовка. Определялись люди «на контакт» с американцами, написаны, проверены и утверждены вопросы и ответы, маршруты следования делегации по КВЦ. Консультанты из МИДа посвящали в правила этикета и т. п.


И вот настал день посещения, который начался с удивления американцев, – их повезли не по Щёлковскому шоссе, как они рассчитывали, а по Ярославскому… Они были уверены, что КВЦ находится в районе Звёздного городка, их фотографии со спутников показывали большое строительство, но там строили тренажёры и сопутствующие здания.


Делегация была очень представительной: заместитель директора NASA Д. Лоу, директор проекта Г. Ланни, руководитель полёта П. Франк, корреспонденты американского телевидения, радио и газет. (Позднее, уже в ЦУПе побывали директор NASA Д.Флетчер, астронавты Т.Стаффорд, В.Бранд, Д.Слейтон, их дублёры, специалисты по управлению и технике связи, ЭВМ, отображению и др.)


Маршрут посещения начинался с Главного зала управления, где на больших экранах в цветном изображении и на экранах рабочих мест операторов были представлены все виды реальной информации о последнем полёте корабля «Союз». Американцы с нашего разрешения нажимали кнопки на пультах, читали телеметрические формуляры, задавали множество вопросов.


В рабочих помещениях по маршруту они просили разрешения открыть задние стенки шкафов ЭВМ и придирчиво смотрели «начинку». Особое восхищение у американцев вызвал Главный зал управления: он оказался очень похож на их зал в Хьюстоне, но более совершенный, и это окончательно повлияло на их мнение в пользу КВЦ. Позднее было принято решение о создании на базе КВЦ Советского центра управления (ЦУП-М), который должен был управлять полётом по программе «ЭПАС» совместно с центром в Хьюстоне (ЦУП-Х). Американцы сделали нам три замечания, оказавшиеся очень полезными для ЦУП:

  • сделать гарантированное электропитание, установив дизель-генераторы;
  • создать систему выдачи команд на борт непосредственно из КВЦ;
  • построить специальное здание для работы специалистов NASA.

Эти замечания были выполнены, и мы с удовлетворением отмечали, что когда наши надёжные три линии электропередач выходили из строя (экскаватор порвал кабель, башенный кран оборвал «воздушку» и т. п.), нас выручало гарантированное электропитание.


Также была установлена система выдачи команд на борт и построено новое здание, которые служат ЦУП по сей день.

 

Таким образом, первый визит делегации NASA успешно закончился, американцы остались очень довольны результатами осмотра и обстоятельными ответами на все их вопросы. Мы же были буквально в состоянии эйфории – наша работа по созданию центра была одобрена на мировом уровне!


Второй визит в ЦУП делегации NASA. Слева направо: в первом ряду Дж. Лоу, Р.Эванс, Т.Стаффорд;

во втором ряду – А.В.Милицин, В.Д.Благов, А.В.Филипченко, В.Н. Кубасов, В.И.Козырев, Ю.П.Кузьмичёв


По материалам монографии «Космический научный центр»

ФГУП ЦНИИмаш

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную