Главная » Пресс-центр » События и мероприятия » 13 мая 2011 г. исполняется 65 лет со дня основания ЦНИИмаш » «Воспоминания…» » «Скажи, кто твой друг» (о Е.С.Глубокове, В.П.Сенкевиче, И.Т.Скрипниченко)

«Скажи, кто твой друг» (о Е.С.Глубокове, В.П.Сенкевиче, И.Т.Скрипниченко)

(о Е.С. Глубокове, В.П. Сенкевиче, И.Т. Скрипниченко)

 

Друзей у В.М.Сурикова было много, приятелей – ещё больше. Многие сотрудники, коллеги со временем становились его ближайшими сподвижниками, по существу, друзьями. Им он поверял свои сокровенные мысли, планы на будущее. Но рядом крутились и тёмные личности, прилипалы, окружавшие его в служебной обстановке и вне её. Неразборчивость в выборе друзей – крупнейший недостаток Виктора Михайловича.

 

Суриков верил словам любого человека, как женщина, искушаемая Дон Жуаном. Конечно, заблуждения не были долгими, объективные сведения снимали шоры с глаз, но, бывало, с опозданием. Если многолетние преданные друзья или домашние предупреждали его о необходимости сдерживать свою доброту и не идти на сближение с некоторыми персонами, он проявлял понятливость, но требовал приводить факты. Но ведь, когда появляются факты, предупреждения уже теряют актуальность.

 

Поговорим о друзьях, о верных коллегах. У него их было много, и каждый заслуживает многостраничных повестей. Но здесь в кратких словах вспомним лишь о некоторых из них, безвременно выбывших из наших рядов. Яркие личности, сродни В.М. Сурикову! Их связывали прочные нити, сотканные из трудных, но интересных совместных дел и обоюдных симпатий.

 

Е.С. Глубоков

 

Первым в ряду суриковских сподвижников я поставил бы Евгения Сергеевича Глубокова. Это был человек уникальный во многих отношениях. Прежде всего, высококлассный специалист, обладавший энциклопедическими познаниями не только в ракетно-космической технике, но и во многих естественнонаучных областях. Его коллеги удивлялись, как может выпускник МАТИ по специальности «инженер-технолог» вести работы по радиоэлектронике, орбитально-баллистическому построению спутниковых систем, проводить технико-экономический анализ. Но в том-то и дело, что Евгений Сергеевич не один институт окончил, он самостоятельно прошёл университеты, которые вмещались в несколько институтов – МИФИ, МАИ, МФТИ, МВТУ и другие.

 


Е.С. Глубоков
Вместе с тем он не обладал командирскими данными, никто не замечал его административного или организаторского таланта. Несмотря на это, Глубоков благодаря своим обширным познаниям постоянно находился в росте. Сравнительно быстро вырос от инженера до заместителя директора организации «Агат», а потом его пригласили работать в ВПК при Совете Министров СССР. Что в нём было бесспорным и чем объясняется его карьерное возвышение – так это впечатляющая компетентность и умение решать самые заковыристые вопросы с упором на фактические данные.

 

Именно эти качества привлекали Сурикова, ценившего в людях, прежде всего, профессионализм и аналитические способности, а уж потом – характер, душевные качества. Не восторгаюсь такой однобокостью. Из-за неё Виктор Михайлович как прагматическая личность нередко ошибался в людях. Но у Глубокова счастливо сочетались деловые качества учёного и настоящая человечность, с ним, как говорится, можно было идти в разведку. Многие поражались объёму выполненных им работ. Разве может один человек столько сделать? Может. Чего стоит первый том «Всемирной энциклопедии космонавтики», наполненный необъятной информацией. Незадолго до кончины он подготовил его к изданию практически в одиночку.

 

Основав и возглавив ИНОБИС – Институт оборонных исследований (1993 г.), Суриков совместно с Глубоковым сотоварищи подготовили много инженерных записок, технических справок, предложений и писем в адрес вышестоящих руководителей по перспективам развития космической и боевой ракетной техники. В середине 1990-х годов Евгения Сергеевича настигла болезнь, и остро встал вопрос о операции на сердце. Поскольку в России уже наступило новое время – капиталистическое, то потребовались сумасшедшие деньги на операцию. «Для этого человека – не жалко», – заявил Суриков. И изыскал необходимые средства, часть которых выделил из финансов своего института.

 

Мне ни разу не приходилось в адрес Глубокова слышать критику от Сурикова, хотя он никогда не скрывал замечаний даже к своим друзьям. Делал он это не прилюдно, а с глазу на глаз или при доверительном свидетеле. Глубоков же был вне критики. Считался единомышленником в самом расширенном смысле этого слова. Их мысли бурлили в унисон. Когда Виктор Михайлович создал ИНОБИС, одним из первых советников был у него Евгений Сергеевич. Естественно, после кончины первого директора ИНОБИСа его вскоре возглавил Глубоков, благодаря чему была обеспечена преемственность в работе, сохранены стиль и тематика проводимых исследований.

 

В.П. Сенкевич

 


В.П. Сенкевич. 1962 г.
Другим коллегой Сурикова, близким по духу и устремлениям, был доктор технических наук профессор Владимир Петрович Сенкевич. Но можно отметить и его отличия от Глубокова и Сурикова. По характеру он был командиром, располагал большим запасом ЦУ, выдавал их легко и непринуждённо. Без проблем озадачивал и непосредственных подчинённых, и коллег из соседних подразделений ЦНИИмаш.

 

У него был беспредельный интерес к космонавтике, желание охватить все направления развития космической техники. Казалось, дай ему волю и власть – он все заводы и фабрики, КБ и НИИ страны засадит за производство ракет-носителей, околоземных, лунных и межпланетных космических аппаратов. Чтобы летать всегда и везде, во всей Вселенной. Он, как и его однокашник по МАИ А.Д. Коваль, был чистейшей воды романтиком космонавтики. 

 

Был сторонником конференций, форумов, представительских секций и обществ, пропагандирующих космонавтику. Владимир Петрович – один из основателей Академии космонавтики, в последующем – президент Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского (РАКЦ).

 

Может показаться странным, что В.М.Суриков одновременно критиковал и ценил его за всеядность и беспредельность в тематике намечавшихся НИР, считая результаты проводившегося В.П.Сенкевичем программно-целевого планирования и долгосрочного прогнозирования слишком оптимистичными. Поскольку за это же Сенкевича критиковали и другие авторитетные специалисты, то он в предлагаемых программах стал давать варианты, соответствующие различным уровням финансирования. И это был весьма удачный приём.

 

Но вместе с тем, организовав кафедру «Системное проектирование летательных аппаратов» в отраслевом Институте повышения квалификации (ИПК), Виктор Михайлович одним из первых пригласил Владимира Петровича преподавать без отрыва от производства. Именно своими всеохватывающими стремлениями к космическим исследованиям, головокружительными предначертаниями в части будущих полётов Сенкевич зажигал слушателей, имевших многолетний опыт работы в отрасли, побуждая их генерировать новые идеи, понимать роль их предприятий и их собственное место в научно-техническом прогрессе, который стимулировала космонавтика.

 

Что касается трудолюбия, то в этом отношении Сенкевич не отличался от Сурикова и Глубокова. Работал он, как вол. Одно его рабочее место – в служебном кабинете в ЦНИИмаш, другое - дома, где тоже оборудован кабинет, заставленный шкафами с тысячами книг от пола до потолка. При подготовке докладов, инженерных записок, очерков, справок он следовал своему стилю, выверенному опытом. А опыт у него недюжинный, как-никак он был не только доктором наук и профессором, но и журналистом (на его счету – многочисленные статьи, брошюры, книги).

 

И.Т. Скрипниченко

 

Среди друзей и коллег Сурикова был и такой незаурядный человек, как Иван Тимофеевич Скрипниченко.

 


И.Т. Скрипниченко.

1989 г.

Между собой мы часто называли его просто Иваном, несмотря на 15-летнюю разницу в возрасте. Он долгое время работал в КБМ (г. Миасс) совместно и под началом академика В.П.Макеева, занимаясь проектированием баллистических ракет, размещённых на подводных лодках. А начинал он свою инженерную карьеру с острова Городомля на озере Селигер, где работали немецкие ракетчики, вывезенные из Германии. Это после МАИ была его первая производственная деятельность. Собственно, Иван был связующим звеном между фирмой С.П.Королёва в Подлипках и Городомлей, о чём он много интересного рассказывал.

 

Карьера Ивана Тимофеевича была завидной. Защитил обе диссертации – кандидатскую и докторскую, дополнительно к боевым наградам (участвовал в битве под Москвой, был тяжело ранен) награждён орденами и медалями за мирный созидательный труд.

  

Лауреат Ленинской премии. Был заместителем главного конструктора в Миассе, директором института в Свердловске. По состоянию здоровья и рекомендации врачей переселился в другую климатическую зону – Подмосковье, Подлипки. Работал в ЦНИИмаш начальником отдела, главным научным сотрудником.

 

Отличался острым умом, образованностью, прямым несгибаемым характером. Настоящий коммунист, а не мимикрия под красного, чем позорно прославилось большинство окружающих нас кандидатов идокторов. Никогда не шёл на сделку с совестью. Свои мысли мог высказывать, невзирая на то, что кому-то из начальства это может не понравиться. В этом он был пара Сурикову, за это тот его и уважал, тоже одного из первых устроил на свою кафедру преподавателем.

 

Они в своём критическом азарте не щадили и друг друга. Но так как по научно-техническим проблемам у них был полный, выражаясь по-горбачёвски, консенсус, то критическими стрелами они обменивались только на житейско-бытовой почве.

 

В технических вопросах Иван Тимофеевич был очень сильным. В нём сочетался живой опыт разработки изделий с теоретической подготовкой, особенно в части аэродинамики, прочности и общего проектирования ракет. Будучи начальником «морского» отдела (занимавшегося ракетами, устанавливаемыми на подлодках), он часто подстраховывал своих молодых коллег, когда их заносило в заоблачные выси и они отрывались от возможностей производственной и экспериментальной базы. Сам прагматик, Суриков тоже частенько бывал вчисле тех, кого Скрипниченко подправлял и оберегал от излишнего оптимизма. И когда Иван Тимофеевич, ссылаясь на нездоровье, запросился в отставку, Суриков как замдиректора ЦНИИмаш позаботился, чтобы фронтовик не потерял в оплате и оставался в строю в должности главного научного сотрудника.

 

В новое, капиталистическое, время ряды учёных ЦНИИмаш не только значительно поредели, но и постарели. В проходной часто вывешивают некрологи. Однаждысразу аж три некролога появилось. Иван Тимофеевич, не терявший чувства юмора даже в критических ситуациях, издалека увидел чёрные рамки и сказал своим попутчикам: «Пойдём посмотрим, не наши ли там физиономии красуются…». Как в воду глядел. Вскоре ему оперировали ногу: старая фронтовая рана не давала покоя. Его не стало, и о нём тоже оповестил некролог у проходной.

 

* * *

 

Быстрее спутников летят годы. Пожалуй, наиболее яркие и запоминающиеся из них – это 60–70-е прошлого столетия. Мы плодотворно и увлечённо работали над проблемами космонавтики, достигли важных конструктивных результатов, многие из которых ещё ждут своего воплощения в космических полётах XXI века. Сегодня, всматриваясь в прошлое, видим будущее: всестороннее освоение Луны, марсианские экспедиции... И вспоминаем добрым словом людей, которые не только боролись за тогдашние приоритеты, но и предвидели грядущее в своих проектах и программах.

 

По материалам монографии «Космический научный центр»

ФГУП ЦНИИмаш

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную