«О карьере» (о В.Сурикове)

В.М. Суриков. 1962 г.

В.В. Вахниченко. 1964 г.

Удалось записать одну из бесед с В.М.Суриковым. Она показалась интересной.

 

Начал он:

 

– Говорят, карьерист я. Конечно, не в глаза говорят, а так… за спиной. Да, я карьерист. И не скрываю этого. А кто – не карьерист? Можешь назвать хотя бы одного?

 

– Затрудняюсь… – искренне ответил я.

 

– То-то же! Сеня (так друзья называли В.П.Сенкевича. – А.Е.), который обо мне так судачит, ещё какой карьерист. Да и Гришин не уступает. Но за это я их не осуждаю. Всё дело в том, зачем человеку карьера. Сеня – работящий, много делает, везде успевает. У него большая семья.

 

– Трое детей!

 

– В наше время это много. Естественно, ему хочется занять высокую должность, чтобы и новых дел наворотить, и деньгу зашибить. Ну и что в этом плохого? Такой карьеризм только приветствовать можно. Денисыча (А.Д. Коваль. – А.Е.) тоже понимаю. Он рвался ввысь. Вспоминаю, сколько интереснейших проектов мы сделали при нём и под его руководством. Модульные орбитальные станции, межпланетные аппараты… Те замечательные технические идеи до сих пор актуальны. И он вырос до руководителя отделения, вполне заслуженно вырос. Побольше бы таких карьеристов, глядишь – и коммунизм построили бы.

 

– А? – смеётся. – Жаль, хитрости ему не хватило. Съели его наши вышестоящие начальнички…

 

Суриков вздохнул, помолчал, вспоминая что-то. Я тоже молчал, не хотелось мешать ему развивать свои тезисы. Подумал, что и сам я не далёк от интересов к карьере, хотя, если кто-то назовёт меня карьеристом, обижусь. Жаль, что в русском языке одним и тем же словом «карьеризм» обозначается два разных понятия. Первое – честолюбивое стремление вырасти в делах и должностях, второе – отхватить высокую хорошо оплачиваемую должность и при этом ни хрена не делать, а только пыль в глаза пускать, зачастую рядясь в общественники и настырно взбираясь на высшие ступени служебной лестницы.

 

– А знаешь, – продолжал Суриков, – что космонавт Феоктистов однажды поведал журналистам о Королёве? Нет? Он сказал, что Сергей Павлович был карьеристом, и это, дескать, нормально. Выбираясь наверх, он меньше встречал трудностей и препятствий на пути достижения высоких результатов. У него была несокрушимая мечта: космические полёты. Став самым компетентным ракетчиком, он доподлинно знал, как добиться реализации своей мечты. Плюс к этому – организаторский талант. Ну и, спрашивается, зачем ему нужны были над собой начальники? Он не сработался с Костиковым ещё до войны, а позже – с Янгелем. Кстати, это прекрасно, что Королёв с Янгелем разошлись, как в море корабли. Михаил Кузьмич по таланту не уступал Сергею Павловичу, и его заслуги в создании боевых межконтинентальных ракет неоспоримы. Карьеризм таких людей я лично одобряю.

 

Он снова замолчал, отпил глоток пивка из керамической кружки, подаренной ему сослуживцами, спросил:

 

– Не надоел тебе мой трёп?

 

– Нисколько, – ответил я. И это была правда. Суриков интересный рассказчик, хотя и не был Цицероном. А иногда так закручивал фразу, что приходилось переспрашивать, что он имеет в виду. По любому затронутому в беседах вопросу у него была своя аргументированная позиция.

 

Бывало, интересуюсь: «Ты это придумал сейчас, с лёта?»

 

– «Нет! Домашняя заготовка… Как у хороших шахматистов». Голова у него никогда не была безработной.

 

Зимой 1973 г. Виктор стал доктором наук. Ему тогда не было 37 лет.

 

Тема диссертации очень интересная: «Методы оптимизации параметров ракет-носителей…». Вот где на деле, а не на словах была продемонстрирована мощь системного анализа. Ай да Суриков! Такого всестороннего охвата проблем проектирования ракет не приходилось встречать ранее. В апреле того же года Суриков получил диплом доктора технических наук.

 

Я напомнил ему, как он тогда вскользь кому-то в ответ на поздравления сказал: «Толк небольшой с того, что корочками обзавёлся…».

 

– Рисовался ты, что ли? Все к этому стремятся, а тебе – «толк небольшой».

 

– Посуди сам. Ракеты устаревают. Нужно внедрять новые принципы. В диссертации мне удалось ряд свежих идей обосновать. Надо бы заняться разработкой конкретных предложений, но начальство…

 

– Возражает?

 

– Откровенно против. Надо его обойти. Опять скажут – карьерист. А если ничего не делать… Какой же я после этого доктор наук? Прокукарекал – и в кусты? Нет, так дальше продолжаться не должно. Думаю предпринять шаги, чтобы выскользнуть из-под него. Пора самому становиться во главе отделения. Вот такой я карьерист, ничего не поделаешь...

 

Идя навстречу директорским пожеланиям и своим предчувствиям, Виктор Михайлович разделил свой отдел на два отдела. Одному из них предписывалось заниматься прежней тематикой – ракетами-носителями и многоразовыми транспортными системами. Начальником этого отдела по предложению Сурикова назначили его бывшего заместителя, коллегу и соратника В.В.Вахниченко. Другой, возглавляемый им самим, должен был заниматься разработкой систем автоматизированного проектирования (САПР) элементов ракетно-космических комплексов: ракет-носителей, космических аппаратов, наземных комплексов. Это направление в отрасли только зарождалось, и Виктор был его пионером, организатором и ярым пропагандистом. Своим заместителем с разрешения директора он оформил меня с сохранением должности начлаба.

 

Во время перерыва на научно-технической конференции в Ленинакане. 1988 г.

Слева направо: Ю.В.Чудецкий, Н.А.Анфимов, В.М.Суриков и С.Д.Гришин

 

По материалам монографии «Космический научный центр»
ФГУП ЦНИИмаш

Справочная информация

 

 

Контактная информация

Федеральное государственное унитарное предприятие "Центральный научно-исследовательский институт машиностроения" (ФГУП ЦНИИмаш)

Россия, 141070, Московская область, г.Королёв, ул.Пионерская, д.4

т. (495) 513-59-51
ф. (495) 512-21-00

e-mail: corp@tsniimash.ru
© 2000-2017 ФГУП ЦНИИмаш
На печать Карта сайта На главную